О нас Контакты Отчеты ТРК Угрозы Научи хорошему Партнеры

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЫ РФ НА ЗАКОН КЛИШАСА-КРАШЕНИННИКОВА: РЕШЕНО ДОРАБОТАТЬ

28.10.2020

Общественная палата РФ дала заключение общественной экспертизы на законопроект Клишаса-Крашенинникова о ювенальных экспресс-судах. Изменения , предложенные Палатой ,носят сомнительный характер. Например, предлагается заменить время, отведенное на экспресс суд на 48 или 72 часа вместо 24.Предлагается органам опеки вместо выхода в суд недельный срок после отобрания с иском о лишении/ограничении родительских прав выходить с иском о возврате ребенка. То есть подспудно прописывается норма, что если родители не лишены родительских прав, то это не дает им право на автоматический возврат ребенка .

В любом случае процесс заторможен, и это уже победа здравого смысла и традиционной родительской общественности.
Принятие закона в первоначальном виде стало маловероятным и не потому, что Госдума свято чтит мнение Общественной палаты РФ, а потому, что фактически автором текста законопроекта является нынешний секретарь Общественной Палаты РФ Лидия Михеева .
Поздравляем всех, мы переживаем и действуем не зря!

от 16.10.2020

Заключение Общественной палаты Российской Федерации по результатам общественной экспертизы проекта федерального закона № 986679-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» Общественной палатой Российской Федерации (далее - Общественная палата) проведена общественная экспертиза проекта федерального закона № 986679-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - законопроект, проект документа).

Заключение Общественной палаты подготовлено по результатам прошедшего 23 июля 2020 года публичного обсуждения законопроекта с учетом поступивших в Общественную палату мнений, предложений и рекомендаций членов Общественной палаты, общественных палат субъектов Российской Федерации, общественных экспертов, научно-профессионального сообщества. Законопроект внесен в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации П.В. Крашенинниковым и членом Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации А.А. Клишасом 10 июля 2020 года. Ссылка на карточку документа в СОЗД: https://sozd.duma.gov.ru/bill/986679-7.

В законопроекте предлагается внести изменения в статью 77 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК), Федеральный закон от 7 февраля 2011 года № З-ФЗ «О полиции» (далее - Закон о полиции), а также дополнить Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - ГПК) новой главой 381 «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью».

Согласно законопроекту отобрание ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью производится по общему правилу на основании решения районного суда, выносимого в порядке особого производства. В законопроекте предлагается установить, что дело об отобрании ребенка рассматривается в закрытом судебном заседании с обязательным участием представителя органа опеки и попечительства и прокурора, а также с участием родителей (одного из них) или иных лиц, на попечении которых находится ребенок, а в необходимых случаях также других заинтересованных лиц и самого ребенка, об отобрании которого подано заявление, если участие этого ребенка в судебном заседании возможно.

Согласно законопроекту рассмотрение вопроса об отобрании ребенка подлежит рассмотрению судом в течение 24 часов с момента поступления заявления от уполномоченных органов. При этом в особых ситуациях, в качестве меры немедленного реагирования, сохраняется административный порядок изъятия ребенка из семьи. Проектируемый пункт 2 статьи 77 СК предусматривает, что в исключительных случаях, при наличии оснований полагать, что смерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, орган опеки и попечительства с участием прокурора и органа внутренних дел может произвести отобрание ребенка у родителей (одного из них), усыновителей или у других лиц, на попечении которых он находится, составив акт об отобрании ребенка с указанием обстоятельств, свидетельствующих о непосредственной угрозе жизни ребенка. Действия органа опеки и попечительства могут быть оспорены родителями (одним из них), усыновителями или иными лицами, на попечении которых находился ребенок, в порядке, установленном процессуальным законодательством.

По мнению авторов законопроекта, его принятие позволит нивелировать возможность произвольного субъективного вмешательства органов власти в дела семьи, которое создает риск серьезного нарушения прав и интересов как родителей (законных представителей), так и самих детей, допуская их разлучение и невосполнимую утрату их личного общения. Участники общественной экспертизы отметили, что предлагаемая в законопроекте процедура отобрания ребенка в случае возникновения непосредственной угрозы его жизни или здоровью с участием суда соответствует статье 9 Конвенции о правах ребенка, согласно которой ребенок не разлучается со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Общественная палата разделяет стремление авторов законодательной инициативы обеспечить справедливость и повысить уровень объективности в процессе принятия решения о необходимости отобрания ребенка, отмечает актуальность предлагаемого в законопроекте установления судебного порядка и поддерживает направленность законопроекта.

В то же время в ходе публичного обсуждения участниками были отмечены риски, связанные с реализацией проектируемых положений, а также сформулирован ряд предложений и замечаний.

1. Понятие «непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью».

В проектируемых изменениях в СК, ГПК и Закон о полиции, как и в действующей редакции статьи 77 СК, при регулировании вопросов отобрания ребенка используется квалифицирующий признак, который будет являться основанием для принятия решения органом опеки и попечительства, органом внутренних дел и судом, - «непосредственная угроза жизни ребенка и его здоровью». Так, при получении сообщения о такой угрозе органы опеки и попечительства или органы внутренних дел будут обязаны незамедлительно проверить указанную информацию и при установлении такой угрозы обратиться в районный суд по месту нахождения ребенка с заявлением об отобрании ребенка у родителей (одного из них), усыновителей или у других лиц, на попечении которых он находится (проектируемые в законопроекте пункт 1 статьи 77 СК, часть 1 статьи 319.1 ГПК).

В свою очередь, согласно статье 3 законопроекта на полицию предлагается возложить обязанность по принятию и регистрации сообщения о непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка, прибытию по месту нахождения такого ребенка, выявлению обстоятельств, в которых находится ребенок, обращению в суд при наличии оснований, предусмотренных СК, с заявлением об отобрании ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится, в порядке, установленном процессуальным законодательством, а также оказанию содействия сотрудникам органов опеки и попечительства в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел и федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по нормативно-правовому регулированию в сфере опеки и попечительства, при осуществлении отобрания ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится, при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью.

Во всех перечисленных структурных единицах законопроекта содержание термина «непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью» не раскрывается. Участники общественной экспертизы обращают внимание, что данное обстоятельство существенным образом затруднит деятельность органов, которые согласно положениям законопроекта наделяются полномочиями по участию в процессе по принятию решения об отобрании ребенка, прежде всего, органов опеки и попечительства, лишенных четких правовых ориентиров при установлении факта непосредственной угрозы жизни или здоровью ребенка, что может повлечь коррупционные проявления, а также действия, нарушающие права и интересы как ребенка, так и его родителей (родителя) или лиц, их заменяющих.

В абзаце втором пункта 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 ноября 2017 года № 44 разъяснено, что под непосредственной угрозой жизни или здоровью ребенка, которая может явиться основанием для вынесения органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации либо главой муниципального образования акта о немедленном отобрании ребенка и изъятии его из семьи, следует понимать угрозу, с очевидностью свидетельствующую о реальной возможности наступления негативных последствий в виде смерти, причинения вреда физическому или психическому здоровью ребенка вследствие поведения (действий или бездействия) родителей (одного из них) либо иных лиц, на попечении которых ребенок находится. Такие последствия могут быть вызваны, в частности, отсутствием ухода за ребенком, отвечающего физиологическим потребностям ребенка в соответствии с его возрастом и состоянием здоровья (например, непредоставление малолетнему ребенку воды, питания, крова, неосуществление ухода за грудным ребенком либо оставление его на длительное время без присмотра). Характер и степень опасности должны определяться в каждом конкретном случае с учетом возраста, состояния здоровья ребенка, а также иных обстоятельств.

Участники общественной экспертизы отметили, что в настоящее время основной проблемой практики применения статьи 77 СК является оценка характера и степени непосредственной угрозы жизни и здоровья ребенка. Несовершенный механизм и отсутствие четких критериев отобрания, отсутствие единого унифицированного подхода на федеральном уровне к отобранию ребенка из семьи влечет субъективный подход специалистов органов опеки и попечительства при отобрании ребенка из семьи. В связи с этим участники общественной экспертизы полагают целесообразным определение в законодательном акте оснований для принятия уполномоченными органами решения об отобрании ребенка, а также незамедлительного перемещения ребенка в безопасные условия, принимая во внимание допустимость разлучения детей и родителей в случаях преступных действий или бездействия родителя.

2. Особый порядок рассмотрения заявления об отобрании ребенка при непосредственной угрозе его жизни или его здоровью.

Законопроектом предусматривается рассмотрение заявления органа опеки и попечительства или органа внутренних дел об отобрании ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится, при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью, районным судом в закрытом судебном заседании, проводимом в особом порядке в течение 24 часов с момента поступления упомянутого заявления. В пояснительной записке указано, что законопроект предполагает сделать рассмотрение вопроса об отобрании ребенка ускоренным, заявление органа опеки и попечительства или органа внутренних дел об отобрании ребенка будет подлежать рассмотрению судом в течение 24 часов с момента поступления заявления. Вместе с тем необходимость реализации ускоренного судопроизводства при рассмотрении вопроса об отобрании ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится, какими-либо аргументами, в частности, анализом результатов правоприменительной практики, не подтверждена. Согласно части третьей статьи 263 ГПК в случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

По мнению участников общественной экспертизы, как раз при рассмотрении заявления об отобрании ребенка возникает спор о праве родителей (одного из них) или других лиц, на попечении которых находится ребенок, на дальнейшее осуществление своих прав, в частности, на совместное проживание с ребенком, его содержание и воспитание. Участники общественной экспертизы обратили внимание на то, что проектируемые условия отправления судопроизводства не обеспечат в достаточной степени реализацию принципа равенства и состязательности сторон, а также возможность присутствия представителей общественности в зале судебных слушаний.

Таким образом, нуждается в дополнительном обсуждении вопрос о необходимости применения особого порядка производства при рассмотрении судом заявлений об отобрании ребенка в закрытом судебном заседании, а также о присутствии в них представителей общественности. При этом, по мнению отдельных участников общественной экспертизы, дополнительным механизмом защиты прав родителей при возникновении споров об отобрании ребенка в порядке, предусмотренном в законопроекте, мог бы явиться институт присяжных по семейным вопросам, формируемый из представителей общественных организаций, которые могут быть привлечены для оценки ситуации и обстоятельств до вынесения судом решения, предусмотренного в проектируемой статье 319.3 ГПК.

Кроме того, ряд участников общественной экспертизы обратил внимание на то, что в соответствии с проектируемыми нормами отобрание ребенка будет возможно и в отсутствие причинной связи между действиями родителей и непосредственной угрозой жизни и здоровью ребенка.

3. Приоритет прав и интересов ребенка, его защиты внутри семьи.

Согласно части 4 статьи 671 Конституции Российской Федерации дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России, а государство, обеспечивая приоритет семейного воспитания, берет на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения. В законопроекте предусматривается установление органами опеки и попечительства или органом внутренних дел факта непосредственной угрозы жизни ребенка или его здоровью, подача данными органами заявления в суд об отобрании ребенка, вынесение судом решения об удовлетворении заявления или об отказе в его удовлетворении.

Следует отметить, что рядом экспертов предложено дополнить законопроект термином «временное перемещение ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью».

Согласно законопроекту дело об отобрании ребенка будет подлежать рассмотрению судом в течение 24 часов с момента поступления заявления. При этом в законопроекте не регламентирован механизм обеспечения безопасности ребенка с момента его выявления до вынесения решения судом. В пункте 3 проектируемой статьи 77 СК предусмотрено, что после отобрания ребенка орган опеки и попечительства обязан незамедлительно обеспечить временное устройство ребенка. При этом содержание понятия «временное устройство ребенка» не раскрывается в законопроекте. Учитывая, что ребенок при возникновении ситуации, связанной с наличием со стороны его родителя (родителей, законных представителей) угрозы, находится в стрессовой ситуации, требуется изыскание такого решения его разлучения с ними, которое бы способствовало восстановлению его эмоционального состояния. Участниками общественной экспертизы предложено рассмотреть вопрос о возложении на органы опеки и попечительства обязанности по выявлению лиц, которые смогут обеспечить ребенку безопасные условия его временного пребывания у них до вынесения судебного решения, с которыми у ребенка уже налажен социальный контакт. Такими лицами могли бы явиться, например, выразившие свое согласие родственники или другие значимые для ребенка лица (друзья, соседи и иные лица, сведения о которых предоставлены лицом, на попечении которого находился ребенок, самим ребенком или иными лицами). Определение ребенка под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предлагается применять лишь в тех случаях, когда такие лица отсутствуют. В случае если угроза жизни ребенка или его здоровью исходит от одного из родителей, приоритет должен отдаваться передаче ребенка другому родителю. Представляется целесообразным установить в СК порядок и сроки возвращения ребенка родителям или другим лицам, на попечении которых он находится, в случае, если суд не подтвердит обоснованность отобрания ребенка.

Кроме того, в судебное решение об отобрании ребенка, в случае подтверждения его правомерности, также целесообразно включить условия, выполнение которых позволит обеспечить восстановление семьи, возвращение ребенка родителям (родителю) или лицам, их заменяющим (усыновителям, опекунам, попечителям).

4. Порядок отобрания ребенка.

В законопроекте предусмотрено, что орган опеки и попечительства или орган внутренних дел, получившие сообщение об угрозе жизни или здоровью ребенка, обязаны незамедлительно проверить указанную информацию и при установлении такой угрозы обратиться в суд по месту нахождения ребенка с заявлением об отобрании ребенка у родителей (одного из них), усыновителей или у других лиц, на попечении которых он находится.

Вместе с тем содержание термина «незамедлительно» не раскрывается, перечень действий, допускаемых при проведении проверки информации об угрозе жизни или здоровью ребенка, а также перечень лиц, привлекаемых к участию в проверке, прежде всего, врачей и психологов, не приводится. Между тем сотрудники органов опеки и попечительства зачастую не имеют достаточной квалификации, чтобы обеспечить сопровождение ребенка, находящегося в кризисной ситуации. Кроме того, законопроектом не предусмотрено применение сотрудниками органа опеки и попечительства, органа внутренних дел видеозаписи для фиксации факта угрозы жизни или здоровью ребенка, тогда как данная запись может и должна выступать в качестве доказательства при рассмотрении судом заявления об отобрании ребенка.

Предполагается целесообразным дополнить проектируемую норму следующими положениями: - рассмотреть вопрос о включении в перечень лиц, которые участвуют во временном перемещении ребенка из семьи, специалистов организации здравоохранения, а также психологов; - рассмотреть возможность использования видеофиксации процесса перемещения ребенка должностными лицами в обязательном порядке, что обеспечит дополнительную защиту прав как детей, так и их родителей (законных представителей). Помимо этого, ряд экспертов отмечает необходимость доработки законопроекта в части урегулирования случаев, когда необходимость отобрания ребенка возникает в ситуации угрозы его жизни или здоровью со стороны тех лиц, у которых он временно пребывает (родственники, друзья, 10 соседи).

По мнению участников общественной экспертизы, необходимо закрепить обязанность органов опеки и попечительства и органов внутренних дел уведомить родителей (законных представителей) ребенка в случае, если незамедлительное перемещение производилось от иных лиц, у которых временно пребывал ребенок. По мнению некоторых участников общественной экспертизы, оказание помощи ребенку при непосредственной угрозе его жизни и здоровью может действенно проводиться на основании норм Закона о полиции, уголовного и уголовно-процессуального законодательства. В отсутствие непосредственной угрозы жизни и здоровью ребенка неисполнение родителями своих обязанностей по отношению к ребенку может являться основанием для отобрания ребенка исключительно в результате лишения (ограничения) родительских прав в исковом судебном процессе.

5. Срок рассмотрения судом заявления об отобрании ребенка.

В ходе состоявшейся дискуссии участники отметили, что предлагаемое в законопроекте обязательное участие родителей (одного из них) или иных лиц, на попечении которых находится ребенок, в судебном заседании во многих случаях не может быть обеспечено в предполагаемый срок (24 часа с момента поступления заявления), в том числе в связи с состоянием алкогольного опьянения или иными препятствующими факторами. Кроме того, проектируемый срок не позволит родителям (законным представителям) ребенка обеспечить качественную подготовку к судебному заседанию, а суду - обеспечить полное исследование всех обстоятельств дела. Участниками общественной экспертизы было предложено установить более длительный срок - 48 часов или 72 часа.

6. Квалифицированная юридическая помощь.

Согласно части первой проектируемой статьи 3191 заявление об отобрании ребенка может быть подано в суд органом внутренних дел, однако проектируемая статья 319.2 не предусматривает обязательного участия в судебном заседании представителя данного органа, что не соответствует общим принципам, определенным в статье 38 ГПК, а также принципу равноправия и 11 состязательности сторон, закрепленному в статье 12 ГПК. Кроме того, поскольку в судебном заседании рассматривается вопрос об отобрании ребенка у родителей (родителя) или у иных лиц, на попечении которых находится ребенок, то представляется необходимым рассмотрение вопроса о включении в законопроект положения о предоставлении упомянутым лицам квалифицированной юридической помощи, гарантированной частью первой статьи 48 Конституции Российской Федерации, в виде участия в деле представителей (адвокатов) с разрешением вопроса об оплате их труда из средств федерального бюджета.

7. Административный порядок отобрания.

Согласно пункту 2 проектируемой статьи 77 СК в исключительных случаях, при наличии оснований полагать, что смерть ребенка может наступить в течение нескольких часов, орган опеки и попечительства с участием прокурора и органа внутренних дел может произвести отобрание ребенка у родителей (одного из них), усыновителей или у других лиц, на попечении которых он находится, составив акт об отобрании ребенка с указанием обстоятельств, свидетельствующих о непосредственной угрозе жизни ребенка.

7.1. Участники общественной экспертизы отметили, что законопроект не содержит четких критериев, при которых есть основание полагать, что смерть ребенка может наступить в течение нескольких часов. Предполагается, что для установления данных обстоятельств необходимо участие специалистов организаций здравоохранения, однако в исследуемой норме законопроекта не содержится указание на привлечение соответствующих специалистов, их статус (функции, права, обязанности, ответственность). Кроме того, в законопроекте не указано, каким актом (документом) должен быть зафиксирован факт отобрания ребенка органами опеки и попечительства, не установлены требования к такому документу. Предполагается целесообразным указать, в каком количестве экземпляров составляется акт об отобрании ребенка, кем акт подписывается, кому и в каком количестве вручаются заверенные копии документа. 12

7.2. Согласно позиции Минпросвещения России, представленной в Комиссию Общественной палаты по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей письмом от 27.07.2020 № ДГ-1172/07, в случае отобрания ребенка по основанию, предусмотренному проектируемым пунктом 2 статьи 77 СК, органу опеки и попечительства следует в возможно короткие сроки обратиться в суд для подтверждения обоснованности принятого решения об отобрании ребенка.

8. Судебное решение об отобрании ребенка.

Согласно части первой проектируемой статьи З193 суд, рассмотрев по существу заявление об отобрании ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится, выносит решение, которым удовлетворяет заявление или отказывает в его удовлетворении. Вместе с тем в данной проектируемой норме не указаны последствия отказа в удовлетворении заявления об отобрании ребенка, поскольку не приведена процедура действий органа опеки и попечительства, предусматривающая порядок и сроки возвращения ребенка родителям (родителю), другим лицам, на попечении которых он находился, если орган опеки и попечительства после обнаружения факта угрозы жизни или здоровью ребенка обеспечил его временное устройство. Кроме того, представляется целесообразным указать в исследуемой или иной норме законопроекта, что в случае отказа в удовлетворении заявления орган опеки и попечительства лишается права обратиться в суд с иском об ограничении родительских прав или о лишении родителей родительских прав либо с иском об отмене усыновления.

9. Лишение/ограничение родительских прав.

Согласно пункту 3 проектируемой статьи 77 СК после отобрания ребенка у родителей (одного из них) либо усыновителей орган опеки и попечительства обязан в течение семи дней с момента отобрания ребенка обратиться в суд с иском об ограничении родительских прав или о лишении родителей родительских прав либо с иском об отмене усыновления. 13 Указанная норма, по мнению участников общественной экспертизы, нуждается в корректировке в связи с тем, что принуждает органы опеки и попечительства подавать иск о лишении (ограничении) родительских прав даже в случае, если будет установлено отпадение или отсутствие оснований для отобрания ребенка после его отобрания. В целях соблюдения приоритета семейного воспитания, а также сохранения семьи предлагается сформулировать рассматриваемую норму таким образом, чтобы в течение семи дней орган опеки и попечительства имел право обратиться в суд с заявлением о возвращении ребенка в семью (в случае, если выполнены условия, установленные в момент перемещения ребенка) или с заявлением о продлении срока нахождения ребенка вне семьи, но на срок не более 60 дней. По истечении 60 дней, в случае невозможности восстановления семьи, органы опеки и попечительства будут обязаны обратиться в суд с иском об ограничении родительских прав или о лишении родителей родительских прав либо с иском об отмене усыновления. Участники общественной экспертизы обратили особое внимание на необходимость усовершенствования системы профилактической работы с семьей. Отдельными экспертами предложено закрепить возможность установления для семьи реабилитационного периода, в течение которого субъекты профилактики разрабатывают и предлагают семье совместно пройти комплекс мероприятий, направленный на исправление критической ситуации в семье, и контролируют его исполнение, для осуществления подобных мероприятий предложено рассмотреть возможность создания системы реабилитационных семейных центров. При этом обращение органа опеки и попечительства в суд с иском об ограничении родительских прав или о лишении родителей родительских прав либо с иском об отмене усыновления предлагается производить лишь в тех случаях, когда указанные профилактические мероприятия не повлекли за собой устранение условий, являющихся согласно законопроекту основанием для отобрания ребенка. 14

10. Полномочия сотрудников органов внутренних дел.

В статье 3 законопроекта предусматривается дополнение части 1 статьи 12 Закона о полиции пунктом 46, предусматривающим, в частности, принятие органом полиции и регистрацию сообщения о непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка, прибытие по месту нахождения такого ребенка, а также выявление обстоятельств, в которых находится ребенок, обращение в суд при наличии оснований, предусмотренных СК, с заявлением об отобрании ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится.

10.1. Следует отметить, что Законом о полиции на органы полиции в настоящее время уже возложена обязанность принимать и регистрировать (в том числе в электронной форме) заявления и сообщения о происшествиях, осуществлять в соответствии с подведомственностью проверку заявлений и сообщений о происшествиях, принимать по таким заявлениям и сообщениям меры, предусмотренные законодательством Российской Федерации, прибывать незамедлительно на место происшествия. Ряд участников общественной экспертизы указал, что в случаях наступления непосредственной угрозы жизни и здоровью граждан, в том числе детей, их защиту и разрешение конфликтных ситуаций должны обеспечивать специально уполномоченные и профессионально подготовленные сотрудники правоохранительных органов, а не сотрудники органов опеки и попечительства. Указанное решение одновременно позволит обеспечить оперативную реакцию на рассматриваемые ситуации даже в те периоды, когда органы опеки и попечительства не работают. Участники общественной экспертизы, отмечая, что производство части приведенных в законопроекте действий до настоящего времени не является обычной функцией сотрудников полиции, полагают целесообразным указать в законопроекте, что выявление обстоятельств, в которых находится ребенок, жизнь и здоровье которого подвержены опасности, тем более обращение в суд с заявлением об отобрании ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится, производится полицией без участия 15 сотрудников органов опеки и попечительства лишь в тех случаях, когда сотрудники органа опеки и попечительства не могут приступить к выполнению своих функций по уважительным причинам, в частности, в ночное время, в праздничные и выходные дни, в отсутствие соответствующих специалистов, находящихся в командировках, отпусках или выполняющих аналогичные функции в ином месте происшествия. Указанное уточнение позволит избежать дублирования функций двух субъектов, которые согласно законопроекту наделяются полномочиями по проверке сообщений об угрозе жизни или здоровью ребенка и обращению в суд при установлении такой угрозы. При этом в целях реализации законопроекта требуется урегулирование порядка взаимодействия органов опеки и попечительства и органов внутренних дел. В то же время представители Минпросвещения России, принявшие участие в общественной экспертизе, полагают, что с учетом установленного законом распределения полномочий между органами - субъектами защиты прав и интересов детей и устоявшейся практики полномочием обращаться в суд с заявлением об отобрании ребенка у родителей (одного из них), усыновителей или у других лиц, на попечении которых он находится, при наличии непосредственной угрозы жизни ребенка или его здоровью должны быть наделены только органы опеки и попечительства. Органы внутренних дел в данном случае должны в рамках своей компетенции, установленной Законом о полиции, осуществлять отобрание ребенка при наличии непосредственной угрозы жизни ребенка или его здоровью в ходе исполнения своей деятельности, информировать о случаях отобрания органы опеки и попечительства, а также оказывать органам опеки и попечительства содействие в проверке информации о наличии угрозы жизни или здоровью ребенка и установлении наличия (отсутствия) такой угрозы, в частности, при отказе законных представителей обеспечить доступ в жилое помещение, в котором находится ребенок1 . 1 Письмо Заместителя Министра просвещения Российской Федерации Д.Е. Грибова от 27.07.2020 № ДГ1172/07, направленное в Комиссию Общественной палаты по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей. 16

10.2. Участники общественной экспертизы отметили, что на практике у органов внутренних дел могут возникнуть затруднения с определением порядка квалификации ситуации, в которой ребенку угрожает опасность, и применением мер реагирования, установленных в Федеральном законе от 24 июня 1999 года № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и предусмотренных в законопроекте. Согласно статье 13 Федерального закона от 24 июня 1999 года № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» установлена возможность помещения ребенка, находящегося в социально опасном положении, оказавшегося в иной трудной жизненной ситуации или нуждающегося в социальной помощи или реабилитации, в специализированное учреждение по акту дежурного отдела внутренних дел. Недостаточная четкость понятий «социально опасное положение», «трудная жизненная ситуация», а также используемого в законопроекте понятия «непосредственная угроза жизни ребенка и его здоровью» не позволит сотрудникам органов внутренних дел объективно истолковать обстоятельства ситуации и принять решение о применимости положений Федерального закона от 24 июня 1999 года № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и Семейного кодекса. В связи с этим требуется их гармонизация.

11. Участие судебного пристава-исполнителя в отобрании ребенка.

В соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 77 СК в редакции законопроекта отобрание ребенка у родителей (одного из них), усыновителей или у других лиц, на попечении которых он находится, производится судебным приставом-исполнителем с участием органа опеки и попечительства, органа внутренних дел и прокурора на основании решения суда, выносимого в порядке, определяемом гражданским процессуальным законодательством. Общественные эксперты отмечают, что участие судебного пристава-исполнителя в отобрании ребенка может повлечь психологическую травму, в связи с чем отобрание должно осуществляться органами опеки и 17 попечительства с участием психолога, а также возможным участием лиц, к которым будет временно перемещен ребенок. Кроме того, на основании анализа рассматриваемого проекта федерального закона участниками мероприятия предложено выделить особую категорию детей, которые нуждаются в помощи государства временно, для детей, родители (единственный родитель) которых находятся в розыске, на лечении, отбывают наказание в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, находятся в местах содержания под стражей, подозреваются и обвиняются в совершении преступлений, уклоняются от воспитания своих детей или от защиты их прав и интересов, а также детей, отобранных у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых они находятся. Общественная палата, принимая во внимание высокую социальную значимость и повышенный общественный интерес к вопросу законодательного регулирования отобрания детей, отмечает необходимость доработки проекта федерального закона № 986679-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» с учетом изложенных в настоящем заключении предложений и замечаний, а также предлагает рассмотреть возможность создания при ответственном комитете Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации рабочей группы по доработке положений законопроекта с участием членов Общественной палаты.

https://ivan4.ru/news/yuvenalnaya_yustitsiya/zaklyuchenie_obshchestvennoy_palaty_rf_na_zakon_klishasa_krasheninnikova_resheno_dorabotat_/


Остановим
ювенальную
юстицию!
Получать
рассылку
Фотогалерея Видеогалерея
Закон о домашнем насилии
Закон о домашнем насилии