О нас Контакты Отчеты ТРК Информация Солнечный луч Авторы

В Тюмени возрождают Русскую классическую школу.

09.03.2018

Приверженцев альтернативного образования все больше.

В Тюменской пушкинской библиотеке отметили 195 лет со дня рождения великого русского писателя и педагога Константина Дмитриевича Ушинского. Его произведения проникнуты любовью к Родине, они стали классикой детской литературы. Но главным наследием Ушинского является созданная им уникальная педагогическая система. Учебники основоположника русской научной педагогики до революции издавались миллионными тиражами, часть системы была перенесена в советское образование, а после — была незаслуженно забыта. В наши дни нашлись ученые-энтузиасты, которые восстановили методики Ушинского, издали его учебники, и во многих городах детей уже успешно учат по системе Русской классической школы. Тюменские мамы, познакомившись с РКШ, решили 1 сентября не отправлять своих чад в обычные школы, а создать в городе альтернативные классы для обучения детей начального звена. О новом родительском проекте в нашем материале.






В Тюменской «пушкинке» собрались родители, «влюбленные» в методику Русской классической школы, а также мамы 6-7 летних ребят, ищущие для своих чад качественную альтернативу обычной школе. Те, кто уже в проекте, уверены, что методика РКШ – лучшее, что есть на сегодня для маленьких учеников. Родители поделились своим открытием с теми, кто пока мало знаком с этой педагогической программой, ожившей в 21 веке и ставшей необычайно актуальной на фоне тех школьных проблем, которые волнуют сейчас многих мам и пап.

«Многие считают, что советское образование было самым лучшим в мире, — говорит многодетная мама Ирина Миронова. — Когда человек так заявляет, он не задумывается, что советское образование — это обломок дореволюционного образования, которое строилось частично на принципах Константина Ушинского и на его книгах. Проблемы, волновавшие педагога в свое время, очень актуальны и сегодня. Например, когда Ушинский пришел на работу в Смольный институт благородных девиц, он так его охарактеризовал: «Канцелярия и экономия — наверху, администрация — в середине, учение – под ногами, а воспитание – за дверями здания». Разве это не созвучно с нашими днями? Сейчас учителя жалуются на обилие формальностей и бумаг, учеба страдает, а воспитанием школа не занимается совсем».

Константин Дмитриевич Ушинский родился в Туле. Он был прекрасно образован, окончил юридический факультет МГУ, посещал лекции медицинского и философского университета, стараясь получить как можно больше знаний. Его главная исследовательская работа началась в Гатчинском сиротском институте, где он обнаружил запечатанный шкаф от своего предшественника, в котором были собраны уникальные педагогические труды.

Он реформировал легендарный Смольный институт, изучал образование в Европе, объехав много стран, его советы о воспитании наследника престола ценили в императорском доме. За границей родилась книга «Родное слово», а затем двухтомник «Человек как предмет воспитания». Ушинский считал, что нельзя переносить европейское образование без адаптации к национальному содержанию. Поэтому он обратил особое внимание на изучение русского языка, которое должно основываться на столпах национальных традиций и российской истории. С его подачи были введены уроки русской словесности. Он считал, что язык дает самую живую связь, которая соединяет прошлое, настоящее и будущее в единое целое, и без знания русского языка и литературы просто невозможно воспитать должным образом человека-патриота, который обладает чувством долга по отношению к своему Отечеству и национальной гордостью.

«Ушинский — это действительно наш народный педагог, точно также как Ломоносов – наш первый народный ученый, Суворов – наш народный полководец, Пушкин – наш народный поэт. Глинка – наш народный композитор», писал Лев Модзалевский — современник Константина Дмитриевича.

«По Ушинскому «образование – есть воспитание», а воспитание невозможно без заложенной в текстах нравственности, в том числе христианской. Это понятия о добре и зле, о моральных качествах человека, о христианских добродетелях. Он развивал и понятие трудового воспитания. В его книгах есть рассказы о труде, об инструментах, о том, как и что производят, как выращивают хлеб или как изготавливают ткань. Все эти этнографические знания закладывают в ребенке ценность таких понятий как семья, хлеб, древо, плод, колесо, чаша…», — рассказала Ирина Миронова.

На встрече участники могли увидеть новые современные учебники и методички, изданные в наши дни для обучения по программе Русской классической школы. Возродила наследие Ушинского профессор Ирина Горячева, которая также вела поиски лучшей программы для своих детей. В итоге были изданы «Родное слово», «Родная азбука», «Арифметика». Эти учебники совсем не похожи на те, что сейчас есть в обиходе школьников.

«Если посмотреть на оформление, то здесь все продумано, — отметила одна из инициаторов создания классов РКШ Татьяна Куминова. — Выбрана реалистичная манера изображения, профессионально исполнены рисунки, чего не встретишь в современных учебниках – там, как правило, компьютерные изображения. Они часто нарушают пропорции, бывает, что ребенку не всегда понятно, что изображено. Все исполнено в едином стиле и в едином духе. Видно, что над ними трудились с любовью».






Учебники, возрожденные профессором, взяла на вооружение организатор первой частной школы по системе РКШ в Екатеринбурге Татьяна Алтушкина. Здесь ребята учатся уже 10 лет, и методика дает прекрасные результаты, поэтому ее внедряют во многих городах страны: в Москве, в Казани, в Крыму. Представители школы консультируют мам и учителей из разных точек России. Для обучения используется множество наглядных материалов, знания стараются сделать «объемными», ощутимыми, максимально «привязать» к жизни. В ходу — специальные деревянные доски с особой разлиновкой. В первом классе малыши сначала пишут на них мелом — можно ошибиться и стереть, а затем попробовать снова. Это, по словам разработчиков, уберегает детей от страха сделать ошибку или помарку. Программа психологически сбалансирована и выстроена с заботой о ребенке. Кроме того, тюменские мамы хотят закупить конторки, чтобы дети могли менять положение во время уроков, что поможет избежать болезней спины и улучшить кровоснабжение.


Методикой Ушинского заинтересовались тюменские педагоги. Учитель школы №15 Евгения Приходченко, узнав о программе, стала ее изучать. Работать пока приходится по стандартным учебникам, возможности вести уроки по РКШ нет.

«Я поддерживаю эту инициативу. Родители полны энтузиазма, и я верю, что у них все получится. Если бы мне предложили в школе вести уроки по данной программе, я бы не раздумывая согласилась. Больше всего меня привлекает природосообразность, логика программы, обращение к русским истокам».

Родители планируют организовать два класса. Обучение – раздельное. 12 девочек и 12 мальчиков. Набор детей в экспериментальный проект продолжается. Малокомплектность классов – условие методики, весьма приятное для современного учителя, которому достается, как правило, 35 учеников.

«Это хорошо, что их будет 12, а не 35. Потому что в первом классе главная задача – социализация, адаптация к новым условиям. Это для детей самое сложное, но в маленьком коллективе все проходит легче», — отметила учитель школы №15 Ольга Реутина.




Русская классическая школа включает в себя уроки перьевого письма, что помогает сформировать каллиграфический почерк. Уроки чтения тоже проходят по-особенному. Поскольку заложен принцип системности, то прочитанное обязательно осмысляется ребенком в ходе тематических бесед. Сейчас авторы родительского проекта ведут переговоры с городским центром «Грант», чтобы обучение проходило на его базе. Формально все ученики классов РКШ будут находиться на семейном образовании, и, в соответствии с правилами, ежегодно будут сдавать необходимые аттестации в обычных средних школах. Что же заставляет мам пойти на такие шаги? Ответ все тот же – желание дать детям качественное образование и воспитание.

«Мы территориально относимся к школе-гимназии №1. По отзывам, учиться здесь очень сложно, знакомые говорят, что вся семья живет в стрессе. Нагрузка, психологические перегрузки, большие классы, нет индивидуального подхода, делится своей историей многодетная мама Елена Тюменцева. — Посмотрев на своих знакомых и их детей, я решила, что нам надо что-то другое, более спокойное и комфортное, чтобы учеба была в радость. Дочка развита, имеет хорошие знания, но я не хочу отбить у нее тягу к наукам. Я целенаправленно искала учебное заведение и методику, и, когда попала в группу, где рассказывалось об РКШ, я стала досконально изучать эту образовательную систему и просто влюбилась в нее. Методика дружелюбна к ребенку, нет непонятных заданий, все логично выстроено от простого к сложному. Все предметы связаны друг с другом».

Программу РКШ, пришедшую из прошлого, на встрече назвали «программой будущего». Парадоксально, что богатое наследие, созданное русским педагогом, столько лет оставалось без внимания современного образования. Есть прекрасные учебники, но их место в наших школах заменяют совсем другие книги…

Родителей, которые выбирают для своих детей нестандартное образование, в нашей области сравнительно немного. Вне школьных стен обучается 148 детей. Но их число растет с каждым годом. В Тюмени уже работает класс по системе Жохова, частная школа «МАРС», начальная школа по системе Монтессори, открылась школа Михаила Казинника. Директор центра эффективной педагогики Марина Солотова, считает, что альтернативное обучение – это уже тенденция. Массовости этот процесс не приобретет, но рост будет, уверена эксперт.

«Я была в числе первой волны людей, забравших своих детей из школы на семейное обучение. Мы выдержали год, потом вернулись в школу. Решение надо принимать очень взвешенно, прежде всего, серьезно мониторя свои ресурсы — временные, материальные и психологические. У меня не хватило времени и денег. Вот эта функция школы, как «камеры хранения», она все-таки очень серьезная. С переходом на семейное обучение, у детей очень много времени, которое надо занять, конечно, необходимы дополнительные затраты. Часть людей, как и я, возвращаются. Примерно 40 человек уже вернулись в городские школы».

Причины перехода на семейное обучение, названные областным департаментом образования на круглом столе газеты «Тюменские известия», таковы: родители работают за границей; родители работают вахтовым методом; отсутствие школ вблизи проживания (в связи с ликвидацией малокомплектных школ); занятия профессиональным спортом; религиозные мотивы; родители – представители субкультур. Но, по мнению Марины Солотовой, главная причина поиска родителями иных форм обучения кроется в другом.

«Главная причина перехода на семейные формы – это недовольство родителей качеством образования. Это подтверждает растущий рынок репетиторских услуг. Еще 15 лет назад мы себе представить не могли, что в начальных классах дети пойдут к репетиторам. И вторая причина, то, что сейчас у нас совсем другие дети, многие из них требуют индивидуального подхода, и в тех условиях, в которых сегодня работает учитель в классах по 35 человек и т.д., он не может обеспечить этот индивидуальный подход».

По факту мы все давно находимся на «семейном обучении», сетует директор центра эффективной педагогики, для этого достаточно посчитать, сколько каждая мама тратит времени на то, чтобы сделать уроки с ребенком. Родители часто говорят — в школу приходим оценки получать, а учимся дома, судя по объемам домашних заданий, которые ребенок часто не в состоянии сделать самостоятельно. Как же быть мамам и папам, которые не хотят учить детей по существующим методикам, которые делают сознательный выбор в пользу более качественных учебников и здоровьесберегающих подходов? К сожалению, пока выбора родителям никто не дает и советоваться с ними не собирается. Выход в этой ситуации один – семейное образование за родительский счет. В частных класса полного дня стоимость обучения в месяц от 20 тысяч рублей. В РКШ дети будут учиться полдня, поэтому пока прогнозы цены вполне демократичные. Но дополнительных затрат на пособия и оснащение не избежать.

«Если бы в рамках системы образования, родители имели выбор, если бы из городских школ хотя бы 5-7 школ предлагали другие подходы, программы, и можно было бы выбирать, многие бы не уходили на семейные формы, оставаясь в системе. Тюмень — очень небольшой город для развития частного образования. На мой взгляд, здесь это просто нереально сделать – большие затраты. Не найдется такого количества родителей, которые могли бы платить такие деньги ежемесячно. В Москве есть частные школы, кроме того, родители добиваются, чтобы в рамках системы, школы приобретали статус инновационных площадок. У нас такого пока нет», — подытожила Марина Солотова.

В других городах России родительская и педагогическая общественность наиболее активна. Например, в Крыму экспериментальная школа по системе РКШ стала федеральной инновационной площадкой, а это уже совсем иное отношение и другой статус.

Ректор ТОГИРРО Ольга Ройтблат, считает, что надо разбираться в причинах, которые порождают рост «семейников».

«То, что родители в поиске таких форм, это их право и это хорошо, это говорит о заинтересованности родителей. Но, всегда нужно понимать, в чем причина. Если что-то не устраивает во взаимоотношениях или в уровне преподавания, то постоянно должен быть диалог родителей, ученика и школы. В конструктивном диалоге пользы может быть больше, чем просто забрать и перевести на альтернативную форму».

Единственное, что смущает Ольгу Ройтблат, так это полный уход ребенка от коллектива, когда он замкнут только на семье и не имеет опыта социализации. Групповые формы обучения в рамках закона эксперт приветствует. Она считает, что предложения о создании инновационных площадок, о внедрении новых программ и о поддержке родительских инициатив вполне приемлемы для обсуждения с представителями органов образования региона.

«Если эта форма дает качественное образование и дает комфортную среду для детей, надо поддержать. Те, кто организуют вот такие классы, от них нужна инициатива и информация о том, в чем конкретно им необходимо оказать поддержку. Но, я за то, чтобы это не было некой авантюрой. Когда родители отдают на альтернативную форму обучения, они должны четко знать, что ждет ребенка в будущем, чему он научится и за что они платят деньги».

Инициаторы классов Русской классической школы честно говорят, что их идея учить детей по Ушинскому – это эксперимент. Они понимают, что сложностей не избежать. Но при этом уверены, что обучаясь по этой программе, их дети прикоснутся к национальному педагогическому достоянию России, к лучшим образцам русской литературы, истории и культуры.


Елена КУХАЛЬСКАЯ, фото автора


Остановим
ювенальную
юстицию!
Получать
рассылку
Престарелая женщина попала в беду!
Престарелая женщина попала в беду!
Фотогалерея Видеогалерея
О государственной политике в сфере культуры
О государственной политике в сфере культуры