О нас Контакты Отчеты ТРК Угрозы Научи хорошему Партнеры

Совет Федерации подготовил институт семьи к утилизации

28.11.2019

РИА Катюша получила пакет законопроектов о насилии над семьей, которые вносит в Думу Совет Федерации

В распоряжении РИА Катюша оказался пакет из четырех законопроектов, посвященных т.н. «семейно-бытовому насилию», который в ближайшее время будет внесен в Государственную Думу РФ, а именно: ПФЗ «О профилактике семейно-бытового
насилия в Российской Федерации», ПФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части профилактики семейно-бытового насилия», ПФЗ «О внесении изменений в статьи 19.3 и 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» и ПФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в части профилактики семейно-бытового насилия». Законы жуткие: все надежды патриотов на то, что власть услышит критику родительских организаций и откажется хотя бы от «психологического» и «экономического» насилия, а также от преимущественных прав НКО, не оправдались: авторы законопроектов просто немножко отредактировали свои первоначальные формулировки.

Надежда на то, что власть прислушается к критике родительских организаций, выступивших единым фронтом против очередной попытки феминисток и европейских лоббисток протащить адаптированный вариант Стамбульской конвенции по противодействию домашнему насилию — ПФЗ «О профилактике семейно-бытового насилия — не оправдались. Буквально пару дней назад целый ряд источников «Катюши» в Думе заявил о том, что Совет Федерации подготовил облегченный вариант законопроекта, исключив оттуда понятие психологического и экономического насилия. Об этом же вчера написал «Коммерсант» со ссылкой на источники в Кремле. Разумеется, родительские организации не устроил бы и купированный вариант законопроекта, поскольку в нем оставалось охранное предписание, а с ним и возможность вмешательства в семью под любым предлогом.

Но, увы, источники ошиблись. В итоговом документе, имеющемся в распоряжении РИА «Катюша», есть все, что было и в первоначальных редакциях данного законопроекта, принятия которого феминистски добиваются уже не первый раз.

Как уже сообщало наше издание и аналитический центр Общественного уполномоченного по защите семьи, все механизмы ПФЗ «О семейно-бытовом насилии» прописаны в Стамбульской конвенции, которую Россия в свое время отказалась ратифицировать. Заложенная в этой конвенции человеконенавистническая феминистская идеология уже привела к кризису института семьи и демографическому кризису в Европе, а также к усилению движения за преимущественные права гомосексуалистов и прочих сексменьшинств.

Итак, согласно проекту Закона о профилактике семейно-бытового насилия, «семейно-бытовое насилие — умышленное деяние (действие или бездействие), причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, и (или) психического страдания, и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Как видим, ни о каком отказе от размытых и невнятных формулировок психического и экономического насилия речи не идет. Предыдущая версия данного законопроекта от Оксаны Пушкиной была чуть более страшной и конкретной, она говорила не про психические страдания, а про психологическое насилие, которое определялось как «высказывание угроз близким, знакомым, домашним животным» (т.е. если вы в присутствии жены, ребенка или кого-либо пригрозили вышвырнуть из дома кошку, нагадившую не на месте, — это уже психологическое насилие). Сейчас стало чуть лучше, но не принципиально. Идем далее. В предыдущем варианте законопроекта говорилось также об «экономическом насилии», которое определялось в т.ч. как «лишение денежных средств, на которые потерпевший имеет право, а также иное причинение имущественного вреда». Под это определение вполне попадает ситуация, когда Вы не даете подростку денег на пиво, развлечения или отнимаете у него планшет. С нынешней формулировкой доказать «экономическое насилие» станет чуть сложнее, но вполне реально.

Идем дальше.

Законопроект, как и раньше, распространяет свое действие не только на официальных супругов, но и на сожителей: «лица, подвергшиеся семейно-бытовому насилию — супруги, бывшие супруги, лица, имеющие общего ребенка (детей), близкие родственники, а также совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство иные лица, связанные свойством, которым семейно-бытовым насилием причинены физические или психологические страдания и (или) имущественный вред или в отношении которых есть основания полагать, что им семейно-бытовым насилием могут быть причинены физические и (или) психические страдания и (или) имущественный вред, при этом нарушителем может быть признано « лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие».

Ключевой элемент Стамбульской конвенции и всех вариантов законопроект о СБН — защитное предписание — в нынешнем ПФЗ остался. Его по-прежнему выдает полиция, а судебное предписание — мировой суд.

Правда, количество мер, которые можно вписать в охранное предписание сократилось по сравнению с прошлыми редакциями законопроекта.

Так, ст. 23 действующего законопроекта определяет, что «защитное предписание выносится с согласия лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, или их законных представителей (представителей). Копия протокола и экземпляр защитного предписания вручаются нарушителю. Если нарушитель отказывается получить копию протокола и экземпляр защитного предписания об этом в протоколе и защитном предписании делается отметка. 2. Лицу, подвергшемуся семейно-бытовому насилию, выдаются копия протокола и экземпляр защитного предписания с разъяснением его прав, а также правовых последствий в случае неисполнения защитного предписания нарушителем. 3. Защитное предписание выносится в отношении лица, достигшего на момент его вынесения восемнадцатилетнего возраста. Защитным предписанием нарушителю может быть запрещено:

1) вступать в контакты, общаться с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, в том числе по телефону, с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет;
2) предпринимать попытки выяснять место пребывания лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, если это лицо (лица) находится (находятся) в месте, неизвестном нарушителю;
4. Срок действия защитного предписания составляет 30 суток с момента его вынесения.
5. При наличии оснований полагать, что угроза совершения
семейно-бытового насилия сохраняется, по письменному заявлению лица, подвергшегося семейно-бытовому насилию, срок действия защитного предписания может быть продлен сотрудником органа внутренних дел до 60 суток».


О выселении мужчины из квартиры и запрете приближаться к супруге более чем на 50 метров, которые были в прежних редакциях, вроде бы ничего не говорится — однако на практике исполнить требование о запрете «вступать в контакты, общаться с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, в том числе по телефону, с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет» можно исполнить лишь путем удаления мужчины с его жилплощади.

А вот судебное защитное предписание (ст. 24 ПФЗ) прямо предусматривает обязанность «насильника»:

«1) пройти специализированную психологическую программу;
2) покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию на срок действия судебного защитного предписания, при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;
3) передать лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию их личное имущество, документы, если они удерживаются нарушителем».


Наконец, самый важный момент — субъекты профилактики семейно-бытового насилия. Тут почти ничего не поменялось: это и «организации специализированного социального обслуживания субъектов Российской Федерации: кризисные центры для лиц, подвергшихся насилию, центры социальной помощи семье и детям, центры психолого-педагогической помощи населению, центры экстренной психологической помощи и другие организации специализированного социального обслуживания; и медицинские организации; и общественные объединения и иные некоммерческие организации, осуществляющие деятельность в сфере профилактики семейно-бытового насилия».

Т.е. те самые феминистские НКО, в чьем уставе прописано, что они борются с семейным насилием. Правда, в предыдущем варианте законопроекта у этих «доброжелателей» было гораздо больше прав, в частности, они могли от своего лица подавать заявления в полицию и в суд, причем обжалование предписания не приостанавливало его действия. В нынешнем ПФЗ этого вроде бы,нет. Но как оно будет на практике — неясно, ведь «доброжелатели» всегда могут заявить, что жертва находится в беспомощном состоянии. Кстати, на Западе именно феминистки (а не сами жертвы) подают большинство заявлений о выдаче охранных ордеров. Неслучайно в Германии охранное предписание называют «молотком ведьм» (НКО зарабатывают на жертвах и виновниках домашнего насилия, навязывая им своих психологов за большие деньги — отказ от их услуг влечет за собой арест), а в США ордера называют «разводом де факто».

На этом пока остановимся — более подробный анализ данного законопроекта и связанных с ним нормативных актов мы скоро выложим на «Катюше» и ресурсах Общественного уполномоченного по защите семьи. Желающие могут самостоятельно ознакомиться с текстами законопроектов в ТГ-канале РИА Катюша.

Тут же мы отметим, что вероятность принятия законопроекта в таком виде очень высока: в понедельник спикер СФ Валентина Матвиенко заявила, что «правительство и российский парламент считают, что в РФ нужны дополнительные меры по борьбе с домашним насилием»: «Я хочу сказать, что сегодня и в парламенте, и в правительстве единодушная точка зрения: что нужны дополнительные меры по недопущению, по борьбе с домашним насилием».

Одновременно на сайте Президента появились доклад Минюста, из которого следует, что привлекаемых к ответственности за семейно-бытовое насилие недостаточно штрафовать — «Штраф как мера административной ответственности не является достаточным средством воздействия на правонарушителя» — а также обещания Правительства вести работу по раннему выявлению насилия в семье или угрозы его применения.

Этот документ мы тоже разберем несколько позже, тем более что он явно противоречит позиции того же Минюста в ЕСПЧ.

Следите за нашими публикациями и не прекращайте писать в Думу, Совет Федерации и Президенту письма против принятия закона о насилии над семьей!

Андрей Цыганов, РИА Катюша


Остановим
ювенальную
юстицию!
Получать
рассылку
Фотогалерея Видеогалерея
Что сейчас происходит с психикой детей
Что сейчас происходит с психикой детей