О нас Контакты Отчеты ТРК Угрозы Научи хорошему Партнеры

Диагноз «ЦОС»: глобальный антиобразовательный проект для нищих и рабов

03.09.2021

В минувшую пятницу, 27 августа, в Уфе состоялась конференция «Дистанционное образование: непростые выводы массового социологического опроса граждан», на которой выступили активисты «Родительского всероссийского сопротивления», депутат Госдумы Инга Юмашева, клинический психолог, член Союза писателей России Ирина Медведева, учитель информатики общественник Михаил Богданов и другие исследователи разрушения традиционного образования. Участники дискуссии единогласно (за исключением уфимских чиновников от образования) вынесли печальный вердикт т.н. «цифровой школе». Осталось только большинству сознательных россиян поддержать эту и другие подобные инициативы не словами, а делами, потому что доказывать что-то цифрочиновникам и «трансформированному» Правительству нет никакого смысла.

В качестве пролога не обойтись без приведения основных итогов социсследования (АКСИО-10) о дистанционном образовании и цифровизации школ. Исследование проводилось в мае 2021 года институтом общественного мнения АКСИО и активистами РВС и охватило 34632 гражданина практически из всех регионов России. Серьезно проведенный опрос вскрыл целый пласт негативных процессов, которые требуют серьезного обсуждения. Итак, важнейшие данные опроса:

«Образование должно быть… платным – 3%, бесплатным – 87%, не ответили – 10%.
Современное образование требует… живого учителя – 73%, заменить учителя системой – 11%, не ответили – 16%.
В наше время и в школе… необходимо живое общение – 75%, не ответили – 15%, система должна заменить учителя – 10%.
Современные технологии надо вводить… осторожно, после проверки – 72%, не ответили – 19%, немедленно везде – 8%.
Что дальше делать с дистанционным обучением? Использовать только в ЧС – 42%, признать неудачным, прекратить и не допускать в будущем – 18%, признать успешным и развивать – 8%, исправить ошибки, учесть опыт применения и использовать дальше - 29%, не ответили – 3%.
Слышали ли вы о ЦОС до опроса? Нет – 48%, да – 37%, трудно сказать – 15%.
Знаете ли вы точно об участии вашего субъекта федерации в эксперименте по ЦОС? Не знаю или не уверен – 72%, знаю – 28%.
Насколько осведомлены о проекте ЦОС? «Слышал звон» или осведомлен очень плохо – 75%, осведомлен в общих чертах – 21%, очень хорошо осведомлен – 4%».


Как видим, подавляющее большинство граждан, вовсе не спецов в педагогике или машинном обучении, прекрасно видят угрозы цифровизации образования, считают приоритетом бесплатные традиционные очные уроки с живым учителем. При этом власти-инициаторы эксперимента совершенно не думают о важности нормально информировать родителей о сути и целях эксперимента над их детьми и пользуются плодами массового неведения. Когда важнейшая государственная программа (федеральный проект) навязывается людям без обсуждения и обратной связи, уже есть повод призадуматься о «светлых» мотивах лоббистов.

Депутат Госдумы, член комитета по вопросам семьи, женщин и детей Инга Юмашева стала самым «титулованным» представителем власти на конференции. И она ударила не в бровь, а в глаз, назвав введение ЦОС «угрозой национальной безопасности» России.

«Цель внедрения ЦОС в России, судя по всему, не соответствует запросам родителей, но следует мировым тенденциям в образовании. В таком случае здесь речь идет уже о вопросах национальной безопасности. Цель, судя по всему, — уход от национального образования в сторону глобального. Внедрение ЦОС сегодня очень часто больше похоже на такой бизнес-проект», — отметила Юмашева, подчеркнув, что образование должно являться благом, а не услугой.

По мнению депутата, в приоритете должно быть живое взаимодействие учеников и учителей, поскольку целью образования является воспитание всесторонне развитой личности. Юмашева предложила установить допустимый процент дистанционных технологий от школьного образования (кстати, этот процент уже прописан в стандарте «Цифровая школа» от Минпросвета и Минцифры, а также в правительственной Стратегии цифровой трансформации образования – и он совсем не радует), а также допустила введение дистанта «только при острой необходимости».

Активист РВС Владимир Васильев продолжил тему, назвав цифровое образование инструментом глобалистов по одебиливанию стран-вассалов. Не секрет, что ведущие западные страны не стремятся вводить у себя дистант, предлагая его в качестве «решения проблем» развивающимся странам и беднейшим слоям населения.

Доклад был посвящен опыту США, Великобритании и Ирландии – во всех странах вред дистанционного образования был подтвержден как по отзывам родителей школьников, так и научными исследованиями.

«Хотя на дистанционное обучение перевели всех, не все дети одинаково от этого пострадали. Больше пострадали дети из бедных семей. Богатые родители имели возможность компенсировать пробелы в знаниях из-за дистанционного образования, нанимая своим детям репетиторов, в то время как дети из бедных семей были практически этого лишены», – отметил Васильев.

При этом в Великобритании из-за потерь в образовании отменили выпускные экзамены в школах и учителям предложили выставить оценки за экзамены на свое усмотрение.

«Наряду с падением уровня образования, которое все признают, вот эти вот «результаты экзаменов» у них растут. Второй год подряд», — отметил Васильев.

Из США, где на дистанционное образование были переведены не все школы, данные тоже невеселые. Чаще всего на дистант переводили школы в самых бедных районах, в то время как школы, где учились дети богатых родителей, обычно сохраняли очное образование.
Тут важно отметить, что еще в 2017 году известное издание The Wall Street Journal опубликовало результаты исследования, в котором анализировались образовательные успехи четырехсот онлайн-школ. Оказалось, что 80% учащихся в этих школах имеют низкие показатели успеваемости – гораздо более низкие, чем в целом по стране.

«Дистанционное образование предлагается как суррогат обучения в основном беднейшим слоям школьников в богатых странах и наиболее бедным странам — в глобальном масштабе. Дистанционное образование несовместимо с целью развития технологий в стране. Это никаким образом не совместимо с заявлениями, в том числе на высшем уровне, о том, что у нас будет экономика знаний, прорывные проекты, мы будем какие-то инновации внедрять. Это невозможно без широкого народного образования. И об этом говорит в том числе мировой опыт», — резюмировал Васильев.

Спикер процитировал одного из высокопоставленных функционеров ЮНЕСКО Стефанию Джаннини:

«Нам необходимо убедиться, что образование дает студентам инструменты для борьбы с проблемами в настоящем и будущем, чтобы победить климатический кризис и трансформировать общество».

То есть открыто говорится, что дистанционное образование, которое продвигается глобальной коалицией, нужно для трансформирования общества. Естественно, в западном ключе. В 2020 году заместитель генерального директора ЮНЕСКО по вопросам образования Стефания Джаннини приезжала в Россию для переговоров по вопросам образования. Министр образования Сергей Кравцов на встрече заявил, что в основе образования должно лежать «доброжелательное взаимодействие друг с другом на основе толерантности, формирования общих позитивных ценностей, которые позволят сохранить мир».

Тут участники конференции очень к месту вспомнили, что среди «ценностей», которые настойчиво отстаивает ЮНЕСКО — права ЛГБТ, особенно в школах, где права страдающих расстройством половой идентичности детей, по мнению организации, нарушаются особенно сильно. И в ЦОС школьников по умолчанию ждут все эти «прелести».

Эксперт РВС Жанна Тачмамедова указала на факт, что цифровые технологии отняли у детей самостоятельность. То есть цифра сама по себе – идеальное поле для манипулирования людьми и социальной инженерии.

«Сейчас дети задавлены этими технологиями, они все время ведомы. Это не самостоятельность, когда ребенок все время нажимает на кнопочку, где ему предлагают пройти по ссылкам», — отметила Тачмамедова.

Психолог вступила в полемику с зампредседателя комитета по образованию, культуре, молодежной политике и спорту Башкирии, депутатом Курултая Альфисом Гаязовым. По мнению Гаязова, в школах СССР в 70-е годы предмет программирования также вызывал критику общества, которая похожа на современную критику цифровизации в школах России.

«Тогда не было сетевого, большого обсуждения, но в принципе звучали те же самые угрозы: здоровье детей в опасности, контент не такой, и так далее. То же самое, что сегодня звучит и тогда звучало», – заключил депутат. Гаязов невнятно предложил не связывать проблемы здоровья детей «только с цифровизацией» - дескать, эти проблемы были и будут всегда.

Не осталась в стороне депутат Инга Юмашева, возразившая, что проводя время с гаджетами и компьютером, дети теряют навык общения, их речь становится бедной, и разрушается память.

«Преподаватели в школе и вузе за голову хватаются. Дети могут владеть самой технологией, но способность удерживать и анализировать информацию снижается, это очевидный факт», — заявила депутат, на это ее уфимский коллега не смог ничего возразить.

Учитель информатики, председатель Ассоциации «Санкт-Петербургский городской родительский комитет» Михаил Богданов поддержал спикеров конференции, подтвердив на своем опыте, что внедрение цифровых технологий в школы приведет к потере школьником времени и здоровья.

«Нормальный учитель никогда не будет выступать за дистанционное обучение, поскольку понимает, что утрата живого общения между учителем и учеником приведет к полной деградации обучающего процесса. Дети не могут себя сами организовать. Дистант по сути — самообразование. У ребенка не хватает на это способностей. Даже студентам это сложно. Для ученика это обернется впустую потраченным временем, но утраченным здоровьем», — указал Богданов, отметив, что учитель, который понимает, как обучать ребенка, будет с большой осторожностью пользоваться такими инструментами, применять их крайне дозированно.

Еще один хороший тезис прозвучал от вице-президента и соучредителя Межрегионального Фонда социально-психологической помощи семье и ребенку Ирины Медведевой. Она откровенно заметила, что цифровизация лишает детей идеалистического, духовного начала, по сути – превращает в шизофреников.

«В русской, дореволюционной психиатрии шизофрению называли «скорбное бесчувствие». Неразвитие душевной, сердечной стороны у ребенка приводит к неполноценному уму. Полноценный ум — это ум сердечный. А ум, в котором только рацио развито, а сердце молчит – это ум шизофреника. Ситуация очень серьезная», — заметила Ирина Яковлевна.

Вердикт цифрошколе на конференции в Уфе был поставлен предельно объективно – ее двигают на высшем, идейном уровне настоящие психопаты вроде Грефа, мечтающие превратить наших детей в себе подобных. Эти выводы и правильные заявления выступавших должны, прежде всего, найти поддержку наверху – в новом составе Думы, в Администрации президента, Правительстве… Но, увы, судя по разворачивающимся событиям шансов на это ничтожно мало. Поэтому теперь – слово за родителями, определяющими, как учить и воспитывать своих детей, и вменяемыми педагогами. ЦОС необходимо останавливать как можно скорее. Давайте делать это вместе!

РИА Катюша


Остановим
дистант!
Получать
рассылку
Фотогалерея Видеогалерея
Чего добиваются высокопоставленные педофилы во власти?
Чего добиваются высокопоставленные педофилы во власти?