О нас Контакты Отчеты ТРК Информация Солнечный луч Авторы

Либеральные реформы чуть не пошли через родительские комитеты

05.03.2018 Тэги: история родительского движения  

Продолжаем серию публикаций посвященных важным вехам в истории родительского движения в России. Семь лет назад, в марте 2011 года была предпринята попытка подменить цели родительского движения. В борьбе с этим опасным явлением родился ныне существующий АРКС - Ассоциация родительский комитетов и сообществ (ссылка), Ниже помещён документ, в котором отражена эта борьба. (скачать в формате doc, 165 KBt)

КОМПЛЕКСНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ОБЩЕСТВЕННОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

по итоговому документу первого этапа форсайт - проекта «Детство 2030 плюс»

I. Вводная часть

Анализу подвергается документ "Содержательная часть отчета о первом этапе Форсайт-проекта «Детство 2030 плюс», размещенный на сайте Екатеринбургского городского родительского комитета, который является итоговым документом первого этапа форсайт-проекта "Детство 2030 плюс"1. Остальные материалы, размещённые на сайте ЕГРК под наименованием «Отчёт» являются промежуточными, а не итоговыми документами первого этапа данного проекта.

II. Анализ общих вопросов

В первую очередь обращает на себя внимание то, что задача первого этапа форсайт-проекта "Детство 2030 плюс" в итоговом документе задана не так, как это было позиционировано и заявлено общественности. Вместо подготовки альтернативного проекта в сфере защиты семьи и детства на основе традиционных для России духовно-нравственных ценностей, предлагается встроить Ассоциацию родительских комитетов и сообществ (АРКС) в систему ценностей, предложенных в Форсайт-проекте "Детство 2030".

Так, в разделе "Ситуация проведения форсайта" итогового документа говорится "Проведенный совместно с родительскими комитетами анализ дорожной карты «Детство 2030», показывает отсутствие такого важного и усиливающегося стейкхолдера, как родители и в частности «АРКС» в ситуации с детством. Поэтому производился анализ дальнейшей возможности направления развития «АРКС» и усиления их позиции, а также ответа на вопрос: могут ли родительские комитеты и организации выступить важным стейкхолдером в преобразовании темы «Детство» в России".

В итоге делается вывод: "В связи с этим мы можем сформулировать задачу следующего этапа, как развитие наиболее сильных сторон АРКС выведение их в поле общественного дискурса <…>".

"При анализе дорожной карты «Детство 2030» и её совмещения с формирующейся позицией родительских комитетов и родителей, появляется возможность для реализации ряда проектов, которые будут изменять ситуацию. В результате чего появится новый сценарий в дорожной карте: это общественное движение родителей, которое начнет действовать, как на федеральных, так и на локальных уровнях".

Таким образом, из содержательной части отчёта следует, что Форсайт-проект "Детство 2030 плюс" является не альтернативой форсайт-проекту "Детство 2030", а лишь его вариацией с включением нового стейкхолдера (игрока) в виде родителей, а конкретно АРКС.

III. Анализ конкретных положений по основным направлениям

Структура Форсайт-проекта "Детство 2030 плюс" во многом аналогична структуре первоначального форсайт-проекта "Детство 2030"2, и строится по тем же основным направлениям, которые признаны методологами основными дискурсами детства, а именно:

1. Укрепление семейных и родительских отношений на фоне изменения форм совместной жизни3;
2. Реформа социальных служб в России
4;
3. Изменения в системе образования (в первую очередь школьное и дошкольное воспитание)
5;
4. Активное участие в позитивном использовании миграционных процессов, полезных для России в целом
6;
5. Тема медицины
7;

6. Влияние на медиа среды и участие в них;

7. Создание сферы компетентного родительства8".

Необходимо иметь в виду, что Форсайт-проект "Детство 2030" является частью Общественной программы "Детство"9, которая инициирована и реализуется Благотворительным Фондом поддержки молодежных инициатив "Мое поколение". Форсайт – проект "Детство 2030 плюс", являясь новым вариантом этой Программы, имеет очевидное содержательное сходство с ее материалами как в постановке общественных проблем в сфере семьи и детства, так и в предлагаемых способах их решения.

В частности, в материалах Общественной программы "Детство" направление "семья и право" рассматривается следующим образом:

«В настоящее время усиливается тенденция либерализации семейных отношений и выхода их из привычных для нас форм. Наблюдается увеличение количества детей, рожденных вне брака, сокращение зарегистрированных семейных пар и увеличение числа разводов. Все это подтверждает тезис о том, что многообразие семейных форм и форм совместной жизни стало устойчивой тенденцией. Однако существующие законодательные нормы все еще ориентированы на традиционный подход – сохранение нуклеарной семьи, - и противоречат современным тенденциям формирования иных видов совместной жизни». По мнению авторов программы «Детство» «Решением сложившейся проблемы должно стать развитие мировоззрения ребенка безотносительно к форме семьи. Дети должны расти комфортно, возможно в нескольких семьях параллельно. Семейное законодательство должно переориентироваться на регулирование всевозможных форм семейных отношений в обществе…»10.

А вот что говорится по этому поводу в итоговом документе первого этапа форсайт-проекта «Детство 2030 плюс»: «В социальной жизни мы видим разнообразные формы совместной жизни, например, гражданские браки, в которых рождается треть детей, несколько браков на протяжении жизни и т.д. Необходимо разработать проект, направленный на изменение законодательства. Законодательство должно фиксировать подлинные формы семейной жизни, а не гражданские отношения в имущественной сфере (например, раздел имущества) и взаимных обязанностей… . Основными проблемами законодательства является рассмотрение семьи, как зарегистрированный в органах брак, когда семейные отношения рассматриваются, в первую очередь, как имущественные, а не духовные и этические»11.

Таким образом, «родительская общественность», вслед за авторами программы «Детство», по сути, предлагает легализовать внебрачные связи, считая их полноценными семейными отношениями.

При этом для улучшения ситуации, вместо законодательного закрепления статуса традиционной семьи, её независимости и самостоятельности родителей в воспитании детей, в Форсайт-проекте "Детство 2030 плюс" предлагаются программы «компетентного родительства».

На тему компетентного родительства в дорожной карте Общественной программы «Детство» говорится следующее: «Многообразие семейных форм и форм совместной жизни стало устойчивой тенденцией. При этом большинство родителей совершенно некомпетентны в вопросах воспитания детей, что приводит к пагубным последствиям». Для изменения ситуации предлагается «введение института компетентного родительства как системы специальной подготовки родителей и обеспечение многообразия форм воспитания детей»12.

Именно эти положения Общественной программы «Детство» привели к появлению в дорожной карте форсайт-проекта «Детство 2030» утверждений о необходимости законодательного перехода от нуклеарной (традиционной) семьи к многообразию форм совместной жизни, а также изменения дискурса «дети растут в семье» на «дети растут в воспитательных сообществах»13, которые более всего возмутили родительскую общественность. Не лишним будет напомнить слова председателя попечительского Совета Фонда «Моё поколение» Алины Радченко: «Обучение родительству должно стать, по меньшей мере, доступным. Но в принципе, можно пойти дальше – оно должно стать обязательным. И при соответствующем реформировании органов опеки и социальных служб мы должны будем через какое-то время ставить вопрос об ограничении родителей в своих правах в случае, если они не прошли это обучение <…>»14.

Проект "Детство 2030 плюс", за счёт сохранения термина "компетентное родительство", по сути, предлагает то, что вкладывается в это понятие идеологами Общественной программы "Детство", но теперь от имени родительской общественности.

Интересным штрихом в данном случае является то, что, оставаясь в той же терминологии, "альтернативный" Форсайт-проект вслед за форсайтщиками предлагает «заводить детей» (как собак), а не рожать их, а также «разрабатывать законодательную сферу, которая смогла бы обеспечить "престижное" и "необременительное" родительство»15.

Следует отметить, что 11.05.2011 г. в Общественной палате РФ состоялся круглый стол «Подготовка просвещённых родителей: проблемы и перспективы», в качестве одного из организаторов которого выступил разработчик и идеолог общественной программы «Детство» Благотворительный фонд поддержки молодежных инициатив «Мое поколение» в лице Президента Фонда В.Е.Лебедева. К участию в круглом столе были также заявлены вице-президент Фонда «Моё поколение» С.В.Попов и главный попечитель программы «Детство» - руководитель Аппарата Общественной палаты РФ Алина Радченко.

Следует отметить, что именно С.В. Попов и его сотрудники были привлечены для разработки первого этапа форсайт-проекта «Детство 2030 плюс». При этом родительской общественности было заявлено, что С.В. Попов не имеет собственной позиции в вопросах, связанных с проектом и привлекается просто в качестве платного исполнителя. Однако, из должности С.В.Попова в Фонде «Мое поколение» явствует, что он является не просто разработчиком Форсайт-проекта «Детство 2030», как это преподносилось родительской общественности, а одним из его главных идеологов. Из этого следует, что родительская общественность в лице членов АРКС с самого начала была введена в заблуждение относительно роли С.В.Попова в данном проекте.

В проекте рекомендаций круглого стола «Подготовка просвещенных родителей» вновь было сказано об изменении статуса семьи в Семейном кодексе РФ, о необходимости устранения правовых несоответствий современному положению семьи, родительства и детства. В нем также предлагалось приравнять семейное воспитание к другим видам воспитания (дошкольного, школьного и т.п.), что является опасной тенденцией, ведущей к правовому закреплению возможности изъятия детей у «некомпетентных» родителей и передачу их в «воспитательные сообщества». Именно такая возможность предусматривалась, на наш взгляд, в Форсайт-проекте «Детство 2030». Этот вывод подтверждается тем обстоятельством, что при обсуждении указанного вопроса на круглом столе речь шла и о сертификации родителей. По итогам круглого стола была сделана попытка манипулятивно представить прошедшее обсуждение в виде якобы достигнутого общественного консенсуса по вопросам просвещённого родительства, что не соответствует действительности и вызвало протест со стороны общественных сил16.

Нет сомнений, что в Форсайт-проекте «Детство 2030 плюс» сделана попытка продвинуть указанные инициативы от имени родительской общественности.

С правовых позиций уместно заметить, что статья 38 Конституции Российской Федерации объявляет материнство и детство, семью находящейся под защитой государства, а также провозглашает, что "забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей".

Положения же Форсайт-проекта "Детство 2030 плюс" в анализируемом направлении потенциально посягают на конституционные родительские права граждан и целостность семьи.

По вопросу реформы социальных служб материалы Общественная программа «Детство» говорят следующее: «Экспертами Общественной программы "Детство" установлено, что современные российские социальные службы функционируют по принципу поддержки выживания (помощь бедным, обездоленным). В следствии такой социальной политики можно ожидать увеличения маргинальной и иждивенческой прослойки. Современные дети воспитываются в парадигме государственной поддержки, а не собственной инициативности и самостоятельности.

Развитие детского капитала требует постоянной поддержки, эффективного мониторинга и гибкой системы организации социальных служб и социальных услуг с распределительной схемой в сторону выстраивания систем социальных лифтов, обеспечения условий для включения детей в передовые культурные и социальные процессы» (орфография сохранена)17.

Решение вопроса социального неравенства посредством «социальных лифтов» в Форсайт-проекте «Детство 2030» предполагает разрушение дискурса "оградительного детства" (помех со стороны семьи свободному развитию детей), подразумевает изъятие детей из семей и направление в детские сообщества, где, находясь на специально отведённой "территории детства", дети уже не будут зависеть от неравных возможностей своих родителей (не будут "жертвами их неуспешности»), а смогут развиваться по «свободным траекториям» (независимо от социального положения семьи)18.

А теперь сравним положения материалов вышеупомянутой программы «Детство» и её дорожной карты, представленной в форсайт-проекте «Детство 2030», с тем, что предлагается в "альтернативном" Форсайт-проекте «Детство 2030 плюс».

Цитата: «Социальные службы являются наследием СССР и с момента своего создания не реформировались. Принцип по которому они работают — распределение средств для малоимущих. В условиях не социалистической формации это порождает коммерциализацию служб и порождает в социальных слоях иждивенчество, воровство и другие негативные последствия, проявившиеся в последнее время. Такая система не способствует устранению бедности и непригодна для условий, когда значительную часть населения будут составлять вновь прибывшие мигранты. Подобные службы не будут решать проблему превращения в Российский народ прибывающее миграционное население.

В мире известен опыт решения подобных проблем за счет социальных лифтов … .

Вместо социальных служб должны создаваться программы, рассчитанные на решение определенной проблемы, выполняемые исключительно за счёт привлечения волонтёров. По результатам работы над данным проектом «АРКС» должен выработать собственную позицию по поводу того, какие должны быть механизмы для:
превращения нищего и иждивенческого населения в активное и состоятельное;
интеграции мигрантской среды в Российское общество;
создания «социальных лифтов» для сложных случаев с детьми и их родителями"19.

Как видно из указанной цитаты, направления дальнейших действий АРКС заранее определены и полностью соответствуют идеологии программы «Детство» и Форсайт-проекта «Детство 2030». А сохранение той же терминологии обеспечивает понимание под социальными лифтами именно тех процессов, которые ранее предполагались в документах общественной программы «Детство».

Следует напомнить, что, согласно статье 7 Конституции РФ, Российская Федерация является социальным государством, политика которого направлена на "создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека". Статья же 39 Конституции РФ гарантирует каждому социальное обеспечение для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

Однако, Форсайт-проект "Детство 2030 плюс" предлагает освободить государство от его социальных обязательств, объявляя их порождающими иждивенцев и предлагая решать социальные проблемы исключительно за счёт добровольной помощи волонтёров, что является не только антиконституционным и безнравственным, но и просто утопичным.

Кроме того, встает вопрос: если для коренного населения страны социальные службы столь пагубны – порождают иждивенчество, то почему они не являются таковыми по отношению к мигрантам? По какой причине социальные службы должны быть направлены на привлечение и адаптацию мигрантов?

Вызывает недоумение и само название раздела, посвященного миграции, в котором вместо разумной миграционной политики, ограничения миграционных потоков в зависимости от экономической необходимости, предлагается «Активное участие в позитивном использовании миграционных процессов, полезных для России в целом».

За аксиому берется ничем не подтвержденное мнение о неизбежном увеличении миграции, которое произойдёт «из-за естественной убыли населения, нехватки рабочих рук и т.д.» (при отсутствии социальных служб и реализации ювенальных технологий – вполне возможный сценарий). Однако, вместо предложения мер, направленных на увеличение рождаемости, улучшение демографической ситуации, создание новых рабочих мест и т.п., «Форсайт плюс» однозначно заявляет: «Должна быть сформирована среда, благоприятная для ассимиляции и интеграции мигрантских сообществ в Российское общество». Родительским комитетам же предлагается … «формировать взаимодействие мигрантских сообществ и их интеграцию за счет образовательных программ»20.

Анализ указанных положений Форсайт-проекта «Детство 2030 плюс» и их сравнение с аналогичными разделами материалов программы «Детство» и форсайт-проекта «Детство 2030» показывает единство их идеологической основы в данном вопросе.

Так, в материалах общественной программы «Детство», в разделе «Демография и миграция», говорится: «Повышение уровня жизни людей, использование современных технологий образования, организация социальных лифтов повлекли бы за собой рост конкурентоспособности человеческого потенциала России. Привлекательность страны для качественной миграции значительно бы выросла за счет высокого уровня жизни, возможностей карьерного и социального роста, гибкой внутренней и внешней мобильности граждан…. На сегодняшний день дискуссия ведется вокруг развития двух сценариев. В случае миграционной политики, направленной на ограничение миграции велика вероятность ее перехода в теневую зону, которая повлечет за собой рост социальной напряженности, расовую нетерпимость.

Основой для оптимистичного сценария развития может стать миграционная политика, направленная на привлечение качественной миграции и регулирование миграционных потоков. Формирование и становление новых систем интеграции мигрантов и их детей могли бы способствовать омоложению нации и развитию поликультурных сообществ»21.

С помощью методологов российские православные родители, участвовавшие в работе над форсайт-проектом «Детство 2030 плюс», «выбрали» именно тот сценарий, который авторами программы «Детство» с самого начала предлагался обществу в качестве «оптимистического».

В дорожной карте программы говорится: «Необходимы эффективное управление миграционными процессами, создание среды для развития детей, улучшения качества жизни. Привлечение квалифицированных мигрантов, программы адаптации и интеграции для их семей и детей»22.

Похоже, авторы Форсайта видят в родительских комитетах удобных «соработников», которых можно использовать для воплощения своих планов.

В разделе, посвященном сфере образования, Форсайт-проект «Детство 2030 плюс» утверждает: «Современная школа имеет ряд принципиальных институционально закрепленных механизмов, не позволяющих изменяться и превращаться в современную школу».

К таким мешающим развитию, отжившим механизмам, в частности, относятся: школьное воспитание, образование и социализационные функции, наличие школьного здания, одновозрастные классы, предметное образование, урочная система, устроенная «квазиисторически» (в хронологическом порядке), почасовая оплата работы учителей, принцип «отложенной жизни» (для того, чтобы чего-то добиться, необходимо долго учиться), и наконец, сам «педагог - профессиональный учитель»23.

Из указанного текста Форсайта плюс следует, что родительская общественность, под влиянием методологов, отказывается от традиционной системы образования. Однако это никак не увязывается с требованиями, выдвигавшимися общественностью при обсуждении проводимой в стране модернизации системы образования, в частности, в связи с введением нового образовательного стандарта.

А вот что по вопросам образования говорят материалы Общественной программы «Детство»:

«В условиях инновационного развития общества, а также все возрастающих темпов изменений и инноваций становится очевидным, что классно-урочная система начального образования, организованная предметным и дисциплинарным образом, становится неконкурентоспособной и несостоятельной относительно вызовов будущего. …

В этой связи комплекс мер по переориентации государственной системы образования должен быть направлен на раскрытие талантов, освоение способностей и компетенций. Необходимо развивать образовательные программы, включенные в глобальные образовательные проекты»24.

В дорожной карте Форсайт-проекта «Детство 2030» на этом основании было прямо заявлено, что на смену массовой образовательной траектории: школа-институт (колледж) должно прийти отсутствие образовательной системы, а отсталый дискурс «Дети учатся в образовательных учреждениях» необходимо заменить «разнообразными траекториями вступления в жизнь»25.

В унисон с первоначальным Форсайтом новый Форсайт плюс предлагает в идеальном (!) случае развития событий следующее:

На смену существующей системе образования должны прийти различные образовательные и воспитательные проекты, имеющие разное предназначение и позволяющие быстро ориентироваться в современном мире. Должны рассматриваться школьные альтернативы в виде:
- Семейного воспитания, когда родители самостоятельно определяют, как и чему должны обучаться их дети, самоорганизуются и приглашают по собственному выбору учителей.
- Школьных проектов альтернативных существующей школе.
- Других форм воспитания и развития детей (территориальное развитие «Школьный проект», диверсификация образования на различные проекты и программы, такие как программы ликбеза, краткосрочные курсы и т.д.);
- Построения сетей и благоприятных сред для детей (город дружественный детям, участие детей проектировании жилья и т. д.)»

То, что в целом поддерживается семейное воспитание – позитивный момент. Тем не менее, вызывает недоумение то, что родительская общественность в качестве альтернативных проектов предлагает сомнительные идеи, предлагаемые общественной программой «Детство». К примеру, вот что говорится в материалах Общественной программы «Детство» о том, что такое детские территории развития: «По данным форсайт-проекта «Детство», школа как образовательный институт заметно устаревает. Единственной альтернативой школе является не модернизация системы образования, а выстраивание поверх существующих образовательных институтов, детских территорий развития. Такие территории развития делают фактом следующее: дети развиваются и обучаются уже не в школе и в классах, а в условиях информации, сми, рекламы телевидения и интернета и т.д. Дети формируются в городских средах, общественных местах, сетях и все эти формы должны быть превращены в образовательные».

Заметим, что по замыслу авторов форсайта на этих территориях детского развития не должно быть родителей и учителей, а лишь компетентные воспитатели. Отсюда и до внедрения чипов в мозг ребенка для управления им и для связи с глобальными Интернет-сетями недалеко

При рассмотрении «темы медицины» констатируется, что «медицинская система не менее институционализирована и жестко устроена, чем система образования. В условиях рыночной экономики она сильно коммерционализировалась и переориентируется с поддержания здоровья людей на поиск болезней и прибыль»30.

Эти утверждения перекликаются с Общественной программой «Детство», в материалах которой говорится, что: «существующие системы институтов здравоохранения ориентированы на лечение, нежели на профилактику. Необходимо формирование и развитие ценностей здорового образа жизни, переориентации медицины с болезни на сохранение здоровья»31. Остаётся только догадываться, к чему приведёт такая модернизация медицины, при которой она не будет ставить своей задачей лечение болезней, занимаясь только профилактикой заболеваний.

В Форсайт-проекте «Детство 2030 плюс» предлагается «перевести медицину в сферу, помогающую деторождению, а не создающую нынешний фон трудности и затратности»32. С этим трудно не согласиться. Однако и в этом вопросе «общественности» не удалось выйти за пределы программы «Детство», которая содержит аналогичные положения. Следует также заметить, что подобное положение охватывает лишь небольшую часть медицины – акушерство и гинекологию. В остальной же части Программой предлагается внедрение «стандартов качества жизни детей», а это означает обязанность родителей обеспечивать ребенку определённый уровень жизни, указанный в стандарте, невыполнение которого может повлечь изъятие детей. В Форсайт-проекте «Детство 2030» такие меры пока не предусмотрены, но предложено определить основные направления, по которым должна развиваться законодательная инициатива в данном направлении33.

Направление «Влияние на медиа среды и участие в них» в общественной программе «Детство» представлено разделом «культура и творчество». Сходство двух проектов заключается в том, что, как и в программе «Детство», в Форсайте «детство 2030 плюс» медиа среды предлагается использовать для развития детей, в т.ч. для их технологического оснащения и ориентационного развития. Примечательно, что вместо ограничения информации в существующих медиа-средах с целью защиты детей от жестокости, насилия, грубости, растления и т.п., родительским комитетам предлагается создавать собственные медиа-среды, способные конкурировать с существующими. Данная постановка вопроса представляется несостоятельной и снимает с государства обязанность поддерживать общественную нравственность34.

IV. Выводы:

Сравнительный анализ текста итогового документа первого этапа Форсайт-проекта «Детство 2030 плюс», текстов материалов Общественной программы «Детство» и Форсайт-проекта «Детство 2030», не требующий каких-либо специальных познаний, показывает, что эти документы имеют единую природу. Разница между ними – лишь в том, что в Форсайт-проекте «Детство 2030 плюс» не раскрываются до конца те последствия, которые должны наступить в результате принятия идеологии общественной программы «Детство».

При этом идеологическое и структурное единство указанных документов, аналогичный подход в рассмотрении одних и тех же ключевых вопросов при сохранение той же терминологии и понятийного аппарата, не оставляют сомнений в том, что они являются выражением одних и тех же позиций, рассмотренных в едином ключе и, соответственно, с одинаковыми ожидаемыми общественно–правовыми последствиями.

Тот факт, что, с точки зрения создателей форсайт-проекта «Детство 2030», проект «Детство 2030 плюс» является просто новым вариантом первого форсайта, подтверждается целым рядом фактов. Так, на сайте общественной программы «Детство» было опубликовано35 следующее высказывание одного из разработчиков проекта, С. В. Попова: «Несколько лет назад мы сделали форсайт «Детство-2030», с тех пор прошло некоторое время и сейчас разрабатывается следующая редакция этого форсайта по той простой причине, что на нашей политической арене появилась такая группа людей, как родители».

На сайте общественной программы «Детство» в качестве эксперта этой программы, наряду с такими сомнительными фигурами, как астролог Тамара Глоба, появился как «руководитель Ассоциации родительских комитетов и сообществ России» один из инциаторов проекта «Детство 2030 плюс» В. Неталиев36. Статья архимандрита Георгия (Шестуна), посвященная проекту «Детство 2030 плюс», опубликована на сайте Общественной программы «Детство» в качестве экспертного материала, посвященного проекту «Детство 2030»37. Он также значится в официальных экспертах программы «Детство». Таким образом, для авторов программы «Детство», проект «Детство 2030 плюс» является всего лишь несколько видоизмененной версией форсайт-проекта «Детство 2030».

При подготовке форсайт-проекта «Детство 2030 плюс» были взяты за аксиому те же предпосылки и утверждения, что и в первоначальном Форсайт-проекте, такие как негодность традиционных систем образования и воспитания, устаревание традиционной модели семьи, недопустимость ограничения миграционных потоков в Россию, ненужность систем социальной помощи, здравоохранения и т.д.

Указанные утверждения не имеют под собой научных оснований и, как минимум, сомнительны. Не представлено никаких исследований и проработок, на которых строится проектирование упомянутых тенденций развития общества. Научную необоснованность Форсайт-проекта «Детство 2030», его полную несостоятельность подчеркивали практически все независимые эксперты, даже думские и кремлевские38.

Иными словами, реальность поставленных проблем, а также характеристика существующих тенденций как основных в данной сфере общественных отношений, не подтверждена фактическими материалами и является субъективной точкой зрения авторов.

На следующем этапе Форсайт-проекта «Детство 2030 плюс» предлагается не только развить сценарии, описанные в первой части проекта, но также указать на законодательные инициативы и решения, которые должны быть приняты, для движения в направлении реализации проекта, а также установить формы общественных движений, которые должны существовать для реализации данного проекта.

Таким образом, родительскую общественность пытаются не только подвести к одобрению по сути того же Форсайт-проекта «Детство 2030», против которого она выступала (в частности, на I Всероссийском родительском форуме), но и принять с её помощью весь необходимый пакет законов и даже исполнять их руками всё той же родительской общественности.

V. Оценка перспективы

Логично предположить, что в результате критики и серьёзных замечаний общественности, авторы Форсайт-проектов и люди близкого к ним круга будут вынуждены изменить свою стратегию. Можно ожидать, что будут предприняты шаги, направленные на то, чтобы, сохранив основное содержание проекта, подавать его при этом в новом формате. При этом следует ожидать отказа от «настораживающих» общественность терминов и названий (таких как «форсайт», «ювенальные технологии», «социальные лифты», «компетентное родительство» и т.п.). Вероятнее всего, обновленные версии проекта будут даже сопровождаться «антиювенальной» риторикой и использовать новые термины, выглядящие как традиционные российские, смысл которых при этом, однако, будет подменяться.

Так, на видеоконференции, проходившей в Общественной палате РФ с участием Москвы и Екатеринбурга, представитель Екатеринбургской ассоциации городских родительских комитетов говорил о том, что термин «ювенальная юстиция» нужно убрать, «поскольку он вызывает «разложение» в российском обществе», заменив его новыми, более привычными и близкими для российской аудитории39, но при этом, фактически, сохранив их «ювенальное» содержание.

Первыми признаками того, что избрана именно такая стратегия, можно считать появление на сайте Екатеринбургского городского родительского комитета (ЕГРК) публикаций, размещённых авторами проекта «Детство 2030 плюс»40, насыщенных православно-патриотическими декларациями, но при этом продвигающих в завуалированном виде то же самое практическое содержание, что и в Форсайт-проекте «Детство 2030»: компетентное родительство (под видом «родительского всеобуча»), обязательность посещения детских образовательных учреждений (возможно, безоценочных), применение ювенальных технологий, причём со встраиванием родительских комитетов и сообществ в систему ювенальных органов. Посредством общепризнанных, но неконкретных утверждений осуществлен уход от прямых ответов на замечания родительской общественности по Форсайту-плюс о недопустимости легализации внебрачных отношений (блуда), неприемлемости навязывания обязательности медицинских прививок и превращения исполнения других предписаний врачей в обязанность родителей, установления государственного контроля над семьями, за системой воспитания, увеличения миграционных потоков и миграционной привлекательности России и т.д. Предлагаемое же в тексте публикации навязывание обществу программы нравственного воспитания через создание в различных ведомствах отделов, ответственных за духовно-нравственное воспитание детей и родителей, способно полностью подавить появляющееся стремление граждан России к вере и духовно-нравственному развитию.

Подобная стратегия уже успешно использовалась (и продолжает использоваться) на законодательном уровне. Когда, в 2010 году, ожидалось отклонение Государственной Думой законопроекта о введении в России ювенальных судов, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин выступил, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, с заявлением, в котором, в частности, указывал: «К сожалению, остается актуальной опасность продвижения сторонниками ювенальной юстиции правовых норм, соответствующих их взглядам, в закамуфлированном виде, через принятие подзаконных актов и инструкций, а также через внедрение в законодательство расплывчатых положений, которые позволяют трактовать их по-разному и создают широкое пространство для коррупции и произвола государственных служащих»41. Опыт показал, что эти опасения были совершенно верными: вскоре последовали попытки проведения законодательных норм, частями и без использования «настораживающей» терминологии, вводящих «ювенальные» идеи: введения ювенальных технологий под видом защиты детства, определения здоровья в законопроекте «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», позволяющего отнимать детей у малоимущих семей; исключения семейного образования из законопроекта «Об образовании в РФ»; введения законопроекта, обязывающего родителей покрывать все расходы на детей, включая расходы на их жилище, образование и лечение (обеспечение которых относится к конституционным обязательствам государства) и т.п. Есть все основания полагать, что сегодня, в отношении опасных «общественных» начинаний будет использована стратегия, аналогичная стратегии, успешно вскрытой прот. Всеволодом Чаплиным в 2010 г. – а именно, идеи, содержавшиеся в форсайт-проекте «Детство 2030» будут продвигаться частями, под другими названиями, с использованием других терминов (в т.ч. закамуфлированных под православные, традиционные, советские и т.п.).

Это, на наш взгляд, ставит перед православной общественностью и сторонниками сохранения традиционной семьи новые задачи. Сегодня гражданское общество должно научиться распознавать опасное «ювенальное» содержание в любой оболочке, грамотно анализировать суть тех или иных проектов или инициатив, под какими бы названиями и в какой бы форме они не предлагались. Необходимо понимать, что опасные и разрушительные для семьи идеи и технологии не станут лучше от переименования или косметических изменений.

В этой связи, мы полагаем, что Форсайт-проект «Детство 2030 плюс» не может быть доработан и исправлен путём внесения в него дополнений и изменений, так как в его основе лежит Общественная программа «Детство», обеспечивающая сохранение прежнего содержания. Разработка альтернативного проекта по проектированию государственной стратегии детства может быть основана лишь на принципиально иной программе с учётом традиционных для России семейных ценностей


Позицию, выраженную в заключении общественной экспертизы поддерживают:

О.А. Яковлева – Председатель Союза православных юристов, почётный адвокат России

В.Е . Хомяков – сопредседатель Межрегионального общественного движения «Народный Собор»

Т.Л. Шишова – педагог, член Правления Всероссийского детского фонда, член Союза писателей России

Н.Н. Бондаренко – заместитель главного редактора журнала «Человек и закон», Председатель Правления межрегионального общественного движения «Пчёлки»

Л.А. Рябиченко - руководитель межрегионального общественного движения «Семья, любовь, отечество»

Н.В. Юдина – член Общественного Совета Народного радио

П.А.Парфентьев – Председатель Межрегиональной общественной организации «За права семьи»

Г.В. Базанова - председатель Московского областного отделения Межрегионального общественного движения в защиту прав родителей и детей
«Межрегиональное родительское собрание»

А.М. Мартынов – председатель Астраханского городского родительского комитета


Ассоциация родительских комитетов и сообществ в составе:


Протоиерей Александр Ильяшенко, руководитель Духовно-просветительского центра им. Священномученика Владимира Амбарцумова, настоятель храма Всемилостивого Спаса, руководитель Интернет-портала «Православие и мир», член Союза журналистов России

Медведева Ирина Яковлевна, Член Центрального Совета Объединенного общественного комитета в защиту семьи, детства и нравственности, член Правления Российского детского фонда, член Союза писателей России

Ишмаева Елена Ивановна, Комитет обеспокоенных родителей, г. Пенза

Криворотова Жанна Александровна, Председатель Красноармейского муниципального родительского комитета Челябинская область.

Кошелева Татьяна Ивановна, Челябинский губернский родительский комитет, Председатель.

Добрынин Андрей Владимирович, Тюменский Городской Родительский Комитет, член Правления.

Леткова Ольга Владимировна, председатель Межрегиональное общественное движение помощи детям-сиротам Духовно-просветительского Центра имени Священномученика Владимира Амбарцумова, директор Общественного Центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, Советник Российской Федерации первого класса

Ткаченко Руслан Анатольевич, Московский Городской Родительский Комитет, руководитель Совета

Новоселова Татьяна Васильевна, Родительский Комитет СВАО г. Москвы, Председатель

Яцухно Любовь Николаевна, Родительский Комитет, г. Анапа, сопредседатель

Анохина Ольга Ярославовна, Родительский Интернет - Комитет, Модератор

Чернавский Александр Федорович, Центр развития Родительского Добровольчества, г. Москва. Председатель

протоиерей Вячеслав (Архангельский), Общероссийская общественная организация «За жизнь и защиту семейных ценностей, председатель Башкирского регионального отделения

Иванов Сергей Алексеевич, Татарстанский общественный центр в защиту семьи и детства «ТПП Феникс», г. Набережные Челны, Председатель

Крупина Елена Васильевна, Родительский Комитет ДОУ №80. г. Набережные Челны, Председатель

Недикова Фаина Ивановна, Родительский Комитет НОУ ПСОШ «Преображение», г. Анапа, Сопредседатель

Коценко Борис Васильевич, Самарский городской родительский комитет, Председатель



2 Ср., в общем обзоре общественной программы «Детство»: http://2010-2030.ru/536/544/ и далее ссылки на сходные материалы по темам.

18 Хорошим примером проекта подобного рода, отвечающего позициям форсайт-проекта «Детство 2030», в сфере образования является проект «Школьная альтернатива Черникова» (http://school4you.ru/club/article47/), предполагающий помещение детей в особую среду, в которой дети будут общаться с родителями лишь в специально отведенных местах (т.н. «коммуникационная сеть»), а школа «организует программы повышения компетентности родителей в общении и взаимодействии с детьми». Характерно, что этот проект ссылается на «достижения» форсайт-проекта «Детство 2030». С. Черников планировал открыть свои «школы» и опробовать там свои идеи в Башкирии уже к 2010 г. (http://school4you.ru/club/article49/).

28 Ср. проект «Школьная альтернатива С. Черникова» (http://school4you.ru/club/article47/)

29 Критикам проекта «Детство 2030» неоднократно говорилось, что их опасения в сторону «чипирования» людей странны необоснованны. Однако указания на разработку этой темы присутствуют уже и в официальных государственных документах (выделение наше): «Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращать социальные расходы государства. Широкое распространение получат встроенные беспроводные наноэлектронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, транспортными средствами и другими людьми. Тиражи такой продукции превысят миллиарды штук в год из-за ее повсеместного распространения. Отечественная промышленность должна быть готова к этому вызову, так как способность производить все компоненты сетевых систем будет означать установление фактического контроля над всеми их пользователями, что неприемлемо для многих стран с точки зрения сохранения их суверенитета» ("Стратегия развития электронной промышленности России на период до 2025 года", утверждена Приказом Минпромэнерго РФ от 07.08.2007 N 311 "Об утверждении Стратегии развития электронной промышленности России на период до 2025 года").

33 А. Радченко (выделение наше): «И при соответствующем реформировании органов опеки и социальных служб мы должны будем через какое-то время ставить вопрос об ограничении родителей в своих правах в случае, если они не прошли это обучение, либо не выполняют своих обязанностей перед ребёнком <…>» (http://2010-2030.ru/about/532/)

35 На главной странице сайта на 23.06.2011: http://detstvo2030.ru/


Остановим
ювенальную
юстицию!
Получать
рассылку
Престарелая женщина попала в беду!
Престарелая женщина попала в беду!
Фотогалерея Видеогалерея
Астахов: «Современное общество агрессивно к детям»
Астахов: «Современное общество агрессивно к детям»