О нас Контакты Отчеты ТРК Угрозы Научи хорошему Партнеры

Как решить вопрос защиты семьи на практике

21.11.2016 Тэги: Коргожа   ювенальная юстиция  
27 октября 2016 года член Правления Тюменского родительского комитета Эдуард Коргожа принял участие в парламентских слушаниях в Совете Федерации, на которых обсуждалась концепция изменений в Семейном кодексе России. В сегодняшней публикации Эдуард Михайлович рассказывает о том, с какими случаями "государственной заботы" о детях ему приходится сталкиваться на практике и о том, что нужно предпринять для реальной защиты семей.

Очень часто, иногда даже чаще чем надо, с самых высоких трибун провозглашается лозунг о том, что государство всерьез заботится об интересах детей, семьи, родителей.

Но я просто обязан сказать, что вся эта словесная шелуха слетает, если погружаешься в конкретные случаи, с конкретными мамами, папами, чадами. Остаются совершено однообразные действия, которые осуществляют люди в погонах (возбуждают дела по ст.116 УК России), люди из органов опеки и попечительства (акты об отобрании детей), люди из социальных служб и приютов (размещают в своих заведениях детей, категорически ограничивая возможность родителей видеться с ними).

Мы говорим о защите прав детей, о защите их интересов, здоровья, а что получается на деле?

Мне в качестве адвоката удалось поучаствовать в деле тюменской семьи Шадриных. Детей, трех мальчишек, забрали; маме нацепили наручники и зачем-то привезли в участок, где ей никто не занимался и после недоуменных вопросов о цели задержания, отправили домой. Детей же сразу увезли в приют.

Когда из поездки вернулся отец и узнал об этом, то они с Ларисой Шадриной обратились в Следственный Комитет по поводу неправомерного, необоснованного применения силы полицейскими.

В ответ – уголовное дело по ст.156 УК России против самой Ларисы Шадриной за якобы жестокое и ненадлежащее обращение с детьми.

В ходе уголовного преследования у несчастной женщины обострились тяжкие хронические заболевания, и она умерла.

Какие права детей защитили?

От чего их спасали?

От любящих мамы и папы?!

А ведь сейчас вскрылись вопиющие случаи должностного подлога одной из полицейских, которая подделала объяснения Ларисы Шадриной, протоколы якобы привлечения ее к административной ответственности, и уголовное дело вроде бы направлено в суд. Но Следственный Комитет не очень спешит.

Вы скажете – это единичный случай. Мне кажется, что это лишь верхушка айсберга.

Единицы родителей пытаются доказать свою правоту, единицы!

Все остальные покорно начинают бегать по инстанциям, собирать справки, хлопоча быстрее забрать своего ребенка домой.

А в это время ребенок находится в приюте, в разлуке с мамой, папой. Причём все эти действия основаны на благих побуждениях, на намерениях защиты детей, женщин. Такими благими намерениями вымощена дорога в ад.

В ад для ребенка, который вырван из семьи, от папы и мамы. Родители могут наказать, но они же и пожалеют, порой почти немедленно после наказания.

А кто пожалеет маленькую девочку, которая оказалась без мамы, которую дразнят и обижают старшие мальчики в приюте, как это было с Аделиной Галеевой в 2015 году, которая сначала получила удар телефоном в лицо настолько сильный, что пришлось накладывать швы? Позже она отравилась едой и была госпитализирована в больницу.

Опять вопрос: где защита интересов детей? От кого ее защитили «добрые тети» из органов опеки? От любящей мамы?!

Кто, спрашивается, устраивает жестокое обращение с детьми, сначала забирая их под дулом автоматов, а потом оставляя страдать в незнакомых сообществах разновозрастных детей, замученных суетой воспитателей, важных руководителей? Кто?!

При обсуждении концепции изменений в Семейный кодекс России многие из выступающих, особенно из организации «Родительского Всероссийского Сопротивления» с негодованием говорили о злоупотреблениях при проникновении в семьи сотрудников органов опеки, соцзащиты, полицейских. 
Почти все выступающие во главе с организатором данных парламентских слушаний сенатором Еленой Мизулиной с негодованием критиковали ювенальное изменение редакции ст.116 УК России. Тема настоятельной необходимости скорейшего изменения редакции данной статьи звучала лейтмотивом всех парламентских слушаний. И это изменение, исключение из редакции статьи «близких лиц», действительно крайне необходимо, и необходимо в кратчайшие сроки.

Однако на фоне негодования затушевывались очень важные аспекты, которые обсуждались на этих парламентских слушаниях.

Аспекты, по моему глубокому убеждению, следующие. Желание законодателей усилить роль судов при решении вопросов об отобрании детей, изъятии детей из семей.

При всех благих пожеланиях и надеждах на «мудрую» судебную власть, которая якобы не позволит беспочвенно отбирать детей из семей, позволю себе серьезно усомниться в прочности таких надежд. Судьи загружены разными делами. Они, особенно мировые судьи, превратились в клерков, которые штампуют судебные решения. Им некогда разбираться с делами, некогда определять тонкие правовые и, тем более, психологические нюансы. Они будут по сложившейся привычке вставать на сторону тех, кто представляет государственные или окологосударственные структуры. Это как раз органы опеки, соцзащиты, полицейские и т.п.

Призываю всех граждан трезво взглянуть на нашу судебную систему и перестать уповать на судебную власть. Судьям некогда разбираться досконально, судьи страшатся обвинений в коррупции в случаях вынесения нестандартных, необычных, законных решений. Лучше не очень законное, но в русле сложившейся практики. А практика такова, что преимуществом, подавляющим преимуществом, пользуются государственные или окологосударственные структуры.

Что же касается предложенных на чтениях концептуальных положений, то уверен, что нельзя нагружать судей решениями вопросов законности или незаконности отобрания, особенно в короткие сроки. Это создаст мощную систему ювенальных судов, которые будут засиливать (судейский сленг) решения органов опеки, соцзащиты, других сильно заинтересованных органов, об отобрании ребенка.
То же самое произошло с административными делами ГИБДД против водителей. Мировые судьи настолько завалены делами, что, не задумываясь, штампуют решения в пользу сотрудников ГИБДД, ведь они при погонах, а водители лгут, чтобы избежать ответственности.

Будучи представителем Тюменского областного родительского комитета, входящего с Ассоциацию родительских комитетов России (АРКС), мне необходимо ещё раз озвучить не только нашу региональную позицию, но и позицию АРКС, которые полностью совпадают. Позиция эта строится на неприятии создания системы ювенальных судов в России, что может произойти под предлогом обеспечения законности вмешательства в семьи, в частности при отобраний/изъятий детей.

Прошу очень хорошо помнить: гладко было на бумаге, да забыли про овраги.

адвокат Э.М.Коргожа
Правление ТРК


Остановим
ювенальную
юстицию!
Получать
рассылку
Фотогалерея Видеогалерея
Закон о домашнем насилии
Закон о домашнем насилии