О нас Контакты Отчеты ТРК Угрозы Научи хорошему Партнеры

Большая стирка, или Как выполнить поручение Путина без профанации

25.02.2017 Тэги: ювенальная юстиция   президент Путин  

Руководитель "Родительского Всероссийского Сопротивления".Мария Мамиконян 8 февраля 2017 г. разместила на портале ИА REGNUM (ссылка) свою публикацию, в которой дала толкование важнейшим для многих родителей событий последнего времени: распоряжению В.В.Путина о проведении мониторинга правоприменительной практики по изъятию детей из семей.

Для полноты картины необходимо вспомнить, что накануне, 23 декабря 2016 г. на большой пресс-конференция Владимира Путина Элина Жгутова в результате трёхчасового стояния с плакатом "Остановите Ювенальную юстицию" смогла донести до президента обеспокоенность родителей продвижением западных ювенальных реформ (ссылка).


После того как на пресс-конференции Путина прозвучал вопрос о ювенальной юстиции — дело, наконец, сдвинулось с места! Президент, кажется, не на шутку озаботился ситуацией с «ювеналкой» в России. И поручил трем независимым инстанциям: Министерству труда и социальной защиты РФ, Общественной палате РФ, Уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка — в двухмесячный срок дать ответ, что же происходит с изъятием детей из семьи.

Бюрократическая машина вздрогнула и… собралась поехать. Правда, тут же поняла, что необходимыми для езды «топливом» не обладает. Ни один из трех порученцев не собирал до этого сведения о нарушениях при отобрании и дальнейших перемещениях детей. И не очень представлял, как, собственно, выполнить порученное. Машина застопорилась и… не прошло и месяца из двух, как выдала странное решение.

25 января Общественная палата вместе с представителем Минобрнауки (то есть начальником органов опеки) объявила о намерении вместе с Уполномоченным провести «мониторинг изъятий». Для этого в регионах срочно создать специальные рабочие группы, а на сайте Палаты открыть «Горячую линию» (лучше поздно, чем никогда) для приема жалоб на изъятие детей.

Можно подумать, что несчастные семьи, у которых в ближайшие недели придут отбирать детей, кто-то успеет предупредить о такой чудесной линии, так что будет так много звонков, что в них отразятся все возможные причины и уловки при отобрании детей, о которых и можно будет по свежей памяти рассказать президенту. 

Степень растерянности ответственных за поручение была настолько велика, что они даже не поняли, что президент просил три независимых анализа, чтобы можно было хоть что-то сличить, выявить ошибку системы, что ему нужен не некий общий парадный рапорт, да еще по предварительному сговору, а реальная картина ситуации.

Такая профанация президентского поручения, если она состоится, будет сокрушительным ударом, прежде всего, по чиновникам-профанаторам — ведь шила в мешке не утаишь, потемкинская деревня бодрого отчета о проведенном псевдо-мониторинге вряд ли устроит Путина, решившего разобраться в происходящем. И уж конечно, не остановит родительский протест против складывающейся системы изъятия детей в интересах «ювенального рынка».

А значит, затеянная «большая стирка» в сфере, которую органы ПДН, опеки и сопряженные с ними структуры считали уже своей тихой заводью — все равно неотменяема. И дело не в том, чтобы кого-то примерно наказать, а в том, чтобы срочно изменить те принципиально недопустимые подходы и те алгоритмы работы ведомств, которые приводят к жестокому беззаконию по отношению к семьям и детям.

Что мы сейчас наблюдаем в рабочих группах регионов? В одних регионах постарались отодвинуть родительскую общественность, независимую от ведомственных грантов. В других общественность присутствует наравне с ведомствами, которые и делали беззаконие. Фактически, от них звучит признание — да, мы нарушали, и старое ворошить не позволим. Налицо нежелание поднимать документы по старым делам под предлогом уже проведенных когда-то проверок.

Но это подменяет сам смысл работы — вместо фиксации по общей форме фактов, необходимых для общего анализа и оценки, регионы надеются обойтись своими привычными оценками (которые и оправдывают беззаконие), даже не позволяя судить об их основательности. Фактически, можно говорить о саботаже исполнения поручения.

Но что же делать сейчас? Ведь назначенный президентом срок неумолимо приближается.

Свой ответ РВС предложило на «Рабочем совещании Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка по проведению в регионах мониторинга практики изъятия несовершеннолетних». Поскольку несколько участников этого совещания, собранного А.Ю.Кузнецовой 3 февраля в Администрации Президента, уже опубликовали свои выступления, мы также публикуем свой текст — на сайте РВС(ссылка).

Эти предложения мы передали А.Ю. Кузнецовой, поскольку их еще не поздно использовать, дабы создаваемые ею рабочие группы в регионах смогли сработать эффективно. И на запрос В.В.Путина можно было дать ответ по существу, а не смешно загораживаясь от проблемы, давно созревшей и очень серьезной.

Мы уверены, что этот сухой, сугубо рабочий материал должен быть интересен абсолютно всем, а уж всем родителям — безусловно. Ведь ситуация, которой озаботился президент, и шаги по контролю за ней должны быть по-настоящему прозрачными для граждан. Ведь это наши дети, и это на наши семьи могут посмотреть через прицел той или иной ведомственной инструкции, «удачно дополняющей» закон. И потому что материал действительно поучителен — он вскрывает механизмы беззакония, которые подлежат проверке. Если этого не делать, то общество в целом катастрофически проиграет. Но и заинтересованные в сохранении «статус кво» ведомства не выиграют ничего. Совсем ничего.

Так что единственный правильный выход — всем взяться за честную работу по преодолению нетерпимой ситуации.

По материалам ИА REGNUM

РВС передало Президенту 213 тысяч подписей граждан против «закона о шлепках»


Остановим
дистант!
Получать
рассылку
Фотогалерея Видеогалерея
Главный вопрос. Юрий Афанасьев. от 27.11.19
Главный вопрос. Юрий Афанасьев. от 27.11.19